HARRY POTTER: MARAUDERS
NC-17, смешанный мастеринг
февраль-март 1980 года, Великобритания
06/06 Дорогие игроки и гости проекта! Вас ждет не просто #шестогочислапост, а особый праздничный выпуск новостей. Ведь «Последнее заклятье» уже как год принимает на свою палубу игроков! Обновление дизайна, лучший пост Алисы Лонгботтом, сражение с дементорами и многое другое в блоге АМС
29/05 Путешествуйте с нами! Например, путевку в начало XX века вам обеспечит лучший пост руками Джейкоба Мюррея. Главный герой на борту пяти вечеров — Бартоломью Вуд. Кроме того, не забудьте заглянуть на огонек голосования Лучшие из лучших и в блог АМС, чтобы быть в курсе последних новостей.
22/05 Прошедшая неделя подарила нам целый букет новостей. Первым делом, поздравляем Клементину Бэриш с лучшим постом, а Ровену Рейвенсуорд с небывалым успехом в "Пяти вечерах"! Затем объявляем об открытии голосования за нового участника этой игры и приглашаем всех в блог АМС, где собраны все самые значимые события прошедшей недели!
15/05 Новый выпуск новостей подарил нам любопытное комбо. В то время как награду за лучший пост получил Зеверин Крёкер, его секретарь, Ровена Рейвенсуорд, попала в сети "Пяти вечеров". О других новостях подробнее в блоге АМС.

The last spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The last spell » Прошлое » Темные начала


Темные начала

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://68.media.tumblr.com/f7b91fe55c50016734314e232040429e/tumblr_o7qqgtopxH1tz4uivo8_r2_250.gif http://68.media.tumblr.com/9a38028c6734cc6211aa7ed5e3f76b2e/tumblr_o7qqgtopxH1tz4uivo1_r6_250.gif

Дата: 16 ноября 1974 года;
Место: больница св. Мунго;

Участники: Элис Лонгботтом и Джоан Райнер.

Краткое описание:
12 ноября Джастин Мэннинг была доставлена без сознания в больницу св. Мунго, к утру следующего дня стало понятно, что отделению недугов от заклятий придется иметь дело с темным волшебством. Уважаемые знатоки Господа целители и мракоборцы, внимание, вопрос: где берет свое начало проклятие?

+4

2

Элис тяжело вздохнула, листая материалы дела. Ничего определённого, никаких зацепок, просто голый факт — сотрудница Министерства пострадала от чего-то, а от чего — ты сама догадайся. Конечно, Элис не была целителем даже в мечтах, а потому догадываться ей придётся исключительно на основе показаний целителя мисс Мэннинг — и её самой, если повезёт. Хотелось бы верить, что повезёт. Слишком много людей оставались в госпитале навсегда — или терялись за кучей рецептов и зелий, которые должны были поддерживать их в живых после выписки.
Сказки, в которые хотелось верить, оставались на страницах книги Барда Бидля, а реальность — она вот, у неё перед носом, в куче листов, исписанных показаниями свидетелей и отчётов с места преступления. У неё пока не было практически никаких свидетельств из Мунго, нужно было отправляться выяснять всё самой, поэтому Элис допила кофе, уменьшила документы, чтобы влезли в карман, и выдвинулась к камину в общей приёмной.

Работа в субботу была прерогативой целителей и авроров, которые не знали, что такое праздники и выходные в кругу семьи, а только и думали, как бы не попасть на срочный вызов в самый разгар чьего-нибудь дня рождения. Элис так как-то спешно покинула дом миссис Августы Лонгботтом во время торжественного знакомства, и она как-то даже упомянула, что была уверена, что невестка — теперь уже невестка — сделала это специально. Элис бы, конечно, и в голову не пришло сбегать таким неоригинальным способом, хотя потом она подумала, что это самый беспроигрышный вариант и надо бы иметь его в виду...

В больнице она уточнила верное направление и отправилась по заданному вектору: так было проще, Элис бесконечно путалась в бесконечных коридорах больницы, особенно если мысли её были заняты чем-то другим, нежели дорога из пункта А в пункт Б, как это и бывало чаще всего. В кабинет Джоан Райнер, теперь уже главы отделения, она постучала и, получив приглашение, вошла, быстро прикрыв за собой дверь. Движения Элис никогда не были плавными — способности передвигаться грациозно, точно кошка, она могла только позавидовать. Впрочем, Тапочка у неё дома была ничуть не луже хозяйки в плане изящества.
Миссис Райнер, здравствуйте, — обратилась она к целителю. Они уже имели с ней дело во время бесконечных расследований аврората, да и сама Элис бывала в отделении недугов от заклятий в качестве пациента в особо неудачные дни. Что рвалась наружу — не то слово, но зелья глотала исправно. Лучше один раз долечить, чем в другой недосчитаться жизни или здоровья, такого принципа она придерживалась с первого своего дня в аврорате.
Я по поводу мисс Мэннинг, я присылала сову... — она задумалась, прикидывая числа, когда отправляла официальное письмо по поводу своего визита. — Вчера. Да, точно.
Дни в последнее время сливались в какой-то невообразимый ком из событий, часов, минут, и отличить, что происходило сегодня, а что вчера, становилось всё сложнее. Работы было... достаточно. Да, достаточно: слово много просто не вписывалось в ту кипу бумажной и гору выездной работы, которую приходилось делать сотрудникам аврората. Элис вздохнула. Сейчас это было не самым главным.
Как её состояние? — спросила она. В первую очередь нужно было разобраться, насколько потерпевшая готова к визиту авроров, а потом уже смотреть по обстоятельствам: вероятно, целитель Райнер в любом случае сможет рассказать о состоянии своей пациентки больше, чем сама пациентка.

+4

3

There are more things in heaven and earth,
Horatio, than are dreamt of in your philosophy.1

Джоан устало растирает виски — это ничего, это скоро пройдет. В отличие от проклятия.
Темная магия, сложная, тонкая. Джоан еще в первую ночь чувствовала, что беда Джастин не только в забвении, есть что-то еще — смутно разлитое в воздухе, растворившееся в темноте, притаившееся за зримыми нитями, — и чутье не подвело. То, что никак не давалось даже взгляду триккера, действительно вскоре дало о себе знать, хотя в общей канве проклятия осталось таким же неуловимым.
Пленница темного волшебства, Джастин теряла себя, свое сознание, свою память — малоприятная новость, но ясная с самого начала. Скрытое подбросило сюрприз ничем не лучше: проклятие было способно дотянуться и до чужого сознания тоже3.
«За что ты ее так ненавидишь?» — Джоан не поняла этих слов сразу, посчитала их бредом. Но это было о ней, это было связано с ней и ее семьей. С детьми, которых ни Бернт, ни она не могли бы оставить в беде. С тем, как сложно все это обернулось потом.
«Я... Я почти ненавижу ее, Бернт, и мне от этого страшно», — как, из каких глубин памяти магия вытащила это признание и с какой легкостью это сделала... О том, как тяжело ей было принять чужую девочку, знал только Бернт. И, к сожалению, Анета — защищаться от дара приемной дочери к легиллименции Джоан тогда еще не умела. Но Джастин знать никак не могла.
Какие еще тайны ей открыло проклятие? Джоан не могла перестать думать об этом — с одной стороны, это нужно было предотвратить в будущем, с другой — неприятный осадок не желал растворяться в череде новых дней.
Так родилось правило первое: держи сознание закрытым.
Со вторым оказалось сложнее — Джоан не могла толком защитить даже себя, не говоря уже о других. Она чувствовала постоянное движение волшебства, чувствовала его недобрую природу и силу — и все же пробыла в первый раз рядом с Джастин недостаточно, чтобы оценить эффект в полной мере. Но после... После она ощутила его на себе, как и другие: головные боли и общее недомогание на время становились спутником любого, кто попал под магический фон.

— It's only been a few weeks.
— Exactly, and I've conquered entire realms in less time.2

Джоан скрывает свое недовольство — прошла всего лишь неделя. Работая с такой сложной магией, нельзя добиться успеха быстро. Проклятия бывают непредсказуемы, а Мэннинг не первая и не последняя, кто задержится в Мунго надолго. Джоан прекрасно это понимает, в этом нет ничего нового для ее отделения, и все же не может смириться. Прошла целая, черт ее побери, неделя, и что им удалось узнать? Ничего.
«Состояние неудовлетворительное» — эта запись повторялась в истории болезни изо дня в день. Разнились только подробности. В проклятом мире Джастин Мэннинг возникали новые персонажи, в мире реальном лекарства для ее недуга не находилось.
Появление Элис Лонгботтом заставило Джоан поднять взгляд от истории и отложить в сторону перо.
— Здравствуйте, миссис Лонгботтом. Я получила ваше письмо и готова помочь тем, что в моих силах. Присаживайтесь.
Сотрудничество между Мунго и отделами Министерства — дело привычное. Успех его — переменный. Сегодня у Джоан нет хороших новостей для мракоборцев, а какие новости есть у Аврората для нее?
— Физически мисс Мэннинг в порядке. Но ее сознание подавлено магией. Она ничего не помнит, никого не узнает, бредит. Изредка приходит в себя, и мы пробовали в такие моменты работать с ее памятью, но любое вмешательство становится триггером и провоцирует новый приступ. Как этого избежать, мы, к сожалению, пока не знаем.

Сноски.

1 W. Shakespeare “Hamlet”, act 1, scene 5
2 OUAT, 04x13 “Darkness on the Edge of Town”
3 На самом деле Джастин видела отрывки из прошлого Джоан благодаря своему дару, но поскольку пока никто не знает, что она пророк, Джоан ошибочно связывает это с проклятием.

+3

4

Элис послушно села на предложенное место, по привычке сложив руки на коленях. Фрэнк часто смеялся над этим её почти школьным жестом, однако отучиться от этого Элис так и не смогла за все свои прожитые годы. Да и зачем? Так, по-крайней мере, не сразу начинаешь жестикулировать и мельтешить, всё на своих местах, как и положено серьёзному аврору и профессионалу своего дела.
Спасибо, — поблагодарила она коротко и обратилась в слух.
Физически в порядке — это хорошо. Сознание подавлено — это плохо. Если Джастин никого не узнаёт, то вполне вероятно, что она не сможет вспомнить и подробности произошедшего с ней, а на данный момент её показания были самым критичным и самым необходимым для дальнейшего проведения расследования. Элис тихо вздохнула: ну, чего-то подобного она, признаться, и ожидала.
Бред, который вы упомянули, как-то связан с реальными событиями? Может быть, какие-то упоминания о произошедшем или... — Элис сама понимала, как нелепо звучит этот вопрос в сочетании со словом «бред». — Пока мисс Мэнинг в таком состоянии, спросить её саму навряд ли удастся, насколько я понимаю. Но могу предположить, что какие-то обрывки воспоминаний о произошедшем у неё остались. Возможно, они будут прорываться наружу через... бред. Или что-то, что кажется похожим на бред.
Если отсеять то, что будет звучать совсем невероятно, это хотя бы может дать толчок делу в нужном направлении. Пока для Элис всё выглядело предельно запутанно: коллеги Джастин не могли сказать ничего определённого, только что рядом с ней никого и ничего не видели. В один момент она была занята своими рабочими обязанностями, а в другой её уже находят без сознания во всех смыслах этого слова.
Что могло спровоцировать подобное состояние, как вам кажется? — задала Элис следующий вопрос из списка must ask. — Приходилось ли вам сталкиваться раньше с чем-то подобным или хотя бы отдалённо похожим?
Если да, то это значительно облегчило бы дело, хотя бы показало временные рамки и возможный успех. Однако что-то подсказывало Элис, что всё не так просто и что просто в принципе не будет: то ли усталый вид целителя Райнер вкупе с этим «мы пока не знаем», то ли общая атмосфера, царящая в деле, то ли просто природное чутьё, читай интуиция. Элис мрачно подумала, что ещё одного висяка по такому серьёзному поводу им явно не нужно: у неё были все основания полагать, что мисс Мэннинг пострадала от чьей-то палочки. И тогда этот кто-то продолжает бродить по улицам магической Британии и, вероятно, уже присмотрел себе следующую жертву.
Позволить этому гипотетическому кому-то продолжать свои тёмные делишки было абсолютно точно нельзя.

+3

5

Связан ли бред Джастин Мэннинг с реальными событиями? Пожалуй, да, но не с теми, которые интересуют Элис Лонгботтом.
Те, кто был знаком с Джоан еще до замужества, наверное, оценили бы иронию — судьбы или проклятия, кто знает. “I'm queen”, — сколько раз она шутила так, чтобы после признаться: “I'm actually Quinn, sounds like queen but it's not”. Так случайность ли, что теперь это слово преследует ее в фантазиях проклятой? Джоан, быть может, и поверила бы в совпадение, когда бы одно не складывалось к другому. Если образы в сознании Мэннинг рождались на основе полученной через проклятие и искаженной им информации, то сложные отношения с приемной дочерью могли спровоцировать ассоциацию со сказочной злой мачехой — тогда и приставка “evil” взялась неспроста.
Впрочем, других доказательств, кроме догадок, у Джоан не было, а потому и делиться ими она не торопится. Аврорату в поисках эта информация не поможет, она же, если получит более весомые подтверждения своей теории, еще успеет об этом сообщить.
— Судите сами, насколько бред мисс Мэннинг связан с реальностью. Она утверждает, что я злая королева и прокляла всех в этом отделении, — женщина разводит руками, слабо усмехнувшись только краешком рта. Она понимает, что Элис надеется от нее услышать — да, так бывает, что утраченные воспоминания дают о себе знать через сны или бред. Но это, к сожалению, не тот случай. Хотя Джоан хотелось бы получить хотя бы какую-то зацепку не меньше мракоборцев.
— Мы стараемся внимательно следить за тем, что она говорит, но... — Джоан качает головой, на мгновение опустив взгляд в свои записи, и складывает руки перед собой. — Пока что выяснилось только одно: перед тем, как потерять сознание, мисс Мэннинг взяла в руки какой-то блестящий предмет. Она была очень взволнована и напугана, когда говорила об этом.
Она так торопилась, будто за ней кто-то гнался — вероятно, чувствовала приближение волны, после накрывшей ее сознание. Жаль, Джоан тогда не могла ни этого предвидеть, ни остановить.
— Если принять эти слова за истину, можно предположить, что это был некий артефакт. И то, что произошло следом, — защитная реакция. В руки мисс Мэннинг попало то, что не должно было, и за это она поплатилась, — с одной стороны, звучит фантастично, с другой — всякое может быть, когда в стране идет война. — На месте проводили обыск? Коллеги мисс Мэннинг — может быть, из них кто-нибудь что-то видел или вспомнил?
Джоан в ту ночь опросила тех, кто доставил Джастин в больницу — никто из сотрудников Министерства не смог сказать ей ничего. Едва ли сейчас она услышит новое. И все же — вдруг что-то прояснилось.
Если это был артефакт — вопрос в том, куда он делся. При Джастин не было ничего, кроме ее волшебной палочки, министерского портала и личных вещей — Джоан могла бы поклясться, что ни в одной из последний не было и капли магии.
— На первый взгляд это напоминает действие известных чар, направленных на искажение сознания, воспоминаний и их подмену, — если смотреть только на симптомы. Джоан же, вглядываясь в само проклятие, понимала, что подобного не встречала раньше. Иногда ей было жаль, что обычные маги не видят того же, что и триккеры — это экономило бы время всем. — Но диагностика не выявила ни одного из знакомых нам заклинаний. На поиск подобных прецедентов в архиве потребуется время.

+1


Вы здесь » The last spell » Прошлое » Темные начала


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC