HARRY POTTER: MARAUDERS
NC-17, смешанный мастеринг
февраль-март 1980 года, Великобритания
06/06 Дорогие игроки и гости проекта! Вас ждет не просто #шестогочислапост, а особый праздничный выпуск новостей. Ведь «Последнее заклятье» уже как год принимает на свою палубу игроков! Обновление дизайна, лучший пост Алисы Лонгботтом, сражение с дементорами и многое другое в блоге АМС
29/05 Путешествуйте с нами! Например, путевку в начало XX века вам обеспечит лучший пост руками Джейкоба Мюррея. Главный герой на борту пяти вечеров — Бартоломью Вуд. Кроме того, не забудьте заглянуть на огонек голосования Лучшие из лучших и в блог АМС, чтобы быть в курсе последних новостей.
22/05 Прошедшая неделя подарила нам целый букет новостей. Первым делом, поздравляем Клементину Бэриш с лучшим постом, а Ровену Рейвенсуорд с небывалым успехом в "Пяти вечерах"! Затем объявляем об открытии голосования за нового участника этой игры и приглашаем всех в блог АМС, где собраны все самые значимые события прошедшей недели!
15/05 Новый выпуск новостей подарил нам любопытное комбо. В то время как награду за лучший пост получил Зеверин Крёкер, его секретарь, Ровена Рейвенсуорд, попала в сети "Пяти вечеров". О других новостях подробнее в блоге АМС.

The last spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The last spell » Настоящее » you never can tell


you never can tell

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://funkyimg.com/i/2q7Lw.gif

Дата: 3 февраля 1980
Место: Косой переулок

Участники: Satine Malkin
Damocles Belby

Краткое описание:
Нет лучшего подарка на день рождение девушке, чем философский спор о том, что важнее при первой встрече: внешность или внутренний мир, или как переспорить друг друга, когда все методы хороши, а фантазия не имеет границ. Да, ставить психологические эксперименты на живых людях не гуманно, но, справедливости ради заметим, что сами экспериментаторы пострадают не меньше. Впрочем, любой результат - тоже результат, так почему бы не рискнуть?

+4

2

Мерлин всемогущий!
За последние три минуты эта фраза была озвучена по меньшей мере раза четыре, но даже частота взывания ко всемогущему не мгла выразить всего спектра чувств и эмоций, которые испытывала молодая девушка, с позволения сказать. Это и в самом деле было форменным безумием, но азарта и дух авантюризма Сатин не занимать. Ко всему прочему, что-то было в этом исключительно личное, что особенно грело ее душу.

Впрочем, начать стоило вовсе не с этого.

Сатин убеждена, что люди делятся на два типа: на тех, кто ждет и любит свой день рождения, и тех, кто делает вид, что абсолютно равнодушен к этой дате. Сатин без колебаний относила себя к первому типу людей, которые уже за месяц начинают строить свои невероятные планы на этот знаменательный день и планировать все: от количества часов сна до цвета ниток на одежде приглашенных. За то время, что она вернулась из, если не покоренного, то наверняка очарованного ею Парижа, Малкин смогла хорошо устроиться в Магическом Лондоне и зарекомендовать себя не только как владелицу прекрасного ателье, но и как представителя творческой интеллигенции - иначе говоря, закрывая поздним вечером двери "Мантий на все случаи жизни", Сатин окуналась в невероятную ночную жизнь, наполненную всеми благами современного волшебного мира. При всех своей легкости и даже легкомысленности мисс Малкин была человеком, сумевшего неплохо устроиться в жизни и занимающимся любимым делом - о большем ей и не приходится мечтать. Окружение у нее было соответственное, ждать от которого можно было абсолютно все. И Сати ждала. Невероятного сюрприза, от которого она (в очередной раз) не устоит на ногах, или необыкновенной вечеринки, о которой позже будут еще долго вспоминать, в конце концов, двадцать восемь бывает раз в жизни. Да и знать наверняка, представится ли еще возможность устроить умопомрачительный вечер, в свете нынешних событий нельзя. Но не будем о грустном: пока страшные события обходят стороной владельцу одного из самого популярного бутика в Косой аллее, Сатин Малкин радуется жизни, получив в ней уже все и теперь лишь растрачивая зарабатываемые галлеоны и здоровье на кутеж и веселье. Чего еще ждать в молодости?
Только лишь окончания рабочего дня. Не поймите неправильно, Сатин любит всем сердцем свою работу, но теплота угасает, когда субботний день клонится к вечеру, а сама девушка утопает в ожидании своего друга. Стрелка на часах идет крайне медленно, а одна из гостей ее ателье (не покупательница, а лишь пришедшая посмотреть - удивительно, как наметывается глаз за время работы с людьми) прохаживается в стенах магазина, неторопливо осматривая весь ассортимент мантий и отказываясь от помощи консультанта. И ведь не выставить ее за дверь, даже с оправданием, что у хозяйки и автора этого великолепия сегодня день Рождения. Уже десять минут, как магазин пора закрыть, но Сатин не хватает наглости напомнить об этом женщине, и она лишь наблюдает и наблюдает, пока все же молчаливая и самостоятельная непокупательница не прощается с ней. Облечение, правда, было совершенно недолгим - получасовым, если быть точным, впиывающимся во время сборов девушки. Сегодня все должно было быть идеальным, потому что этого часа Малкин ждала больше, чем подарков на Рождество и даже, пожалуй, письма в Хогвартс. Вот-вот должен прийти Дамокл, и она уже готова его встретить. Парадная дверь закрыта, свет приглушен, Сатин в роскошном подготовленном специально для этого дня платье стоит на второй ступеньке деревянной лестницы, ожидая с минуты на минуту обещавшего быть Белби. Улыбка на ее лице освещает все вокруг ярче, чем единственный горящий светильник, а в мыслях отчетливо вырисовывающееся восхищенное лицо ее гениального аптекаря дарит силы на то, чтобы неподвижно стоять в выбранной позе. Она готова к его появлению в любой момент, пускай даже у нее спина заболит от ожидания, но она дождется. И пускай это глупо до абсурда. Ожидание триумфа, правда, с каждой падающей песчинкой в стеклянных часах на стойке угасало и сменялось вполне понятным возмущением. 
Но ведь не могу он забыть...
Это ведь Дамокл Белби - ее любимый и специфично романтичный Бэмби, который не оставляет свою девочку без внимания, и они оба (сатин уверена, что оба) так ждали этого вечера после тяжелой недели. Ко всему прочем, это ведь и вовсе была его идея - скромно (разумеется, нет) провести сегодняшний вечер вдвоем в недавно открывшимся баре к востоку от Косой аллеи. Эмоции внутри внутри неприятно гложат Сатин, и спустя еще некоторое время ожидания, она взмахом капризной палочки со второго раза манит к себе зимнюю мантию, спеша по вечерней слякотной улочке в Аптеку Малпеппера. Требовательный стук в закрытые двери дает результат далеко не сразу, что заставляет Малкин еще сильнее злиться на непришедшего и неоткрывающего дверь Дамокла. Ох и устроит она ему - Сатин обещает себе обидеться на Белби за подобный поступок, но долго держать зло на людей, тем более близких, колдунья никогда не умела. Возможно, она и дула бы губы дольше обычного, застав мужчину в его вальяжной позе, выпускающего легкий сигаретный дым под потолок  аптеки, но глядя в виноватые глаза открывшего дверь Белби от прежнего гнева и переживаний не остается и следа. Она не успевает и слова сказать, как слышит искренние извинения. Остается лишь подуться для виду:
- Ты мог бы прислать сову, - ей даже стоит некоторых усилий не добавить в конце ласкового обращения, но она твердо намерена еще хоть чуть-чуть побыть холодной, выказывая свою обиду, пускай и прошедшую. Сатин держит его за руку и оказывается в один момент притянутой Дамоклом. Отводит глаза и едва сдерживает улыбку, а последний шаткий барьер рушится с приятным комплиментом, - Старалась для тебя, - руки колдуньи тянутся к воротнику мужчины, поправляя его прежде, чем устроить ладони на его плечах - ей нравится возится с одеждой Белби гораздо больше, чем с одеждой, принадлежащей кому-либо еще, а он вполне терпеливо относится к подобному проявлению заботы. Сатин нравились причуды Дамокла, его эксцентричность, экспрессия во всем, что особенно ярко проявлялось во время их выходов в свет, но сейчас Белби выглядел немного иначе. Вовсе не хуже, но менее опрятно - больше обычного взъерошенные волосы, выбившийся с одной стороны край рубашки и, о Мерлин всемогущий, его очки. Отчего ей так нравился его рабочий внешний вид, не ответит никто. Она следует за ним в лабораторию, снимая не без помощи фармацевта, мантию. В комнате стоял густой, слегка мятный запах какого-то кипящего на медленном огне зелья, которое и было виновником откладывающегося похода в бар.
- Пахнет приятно, - между делом замечает Сатин, становясь у стеллажа с готовыми зельями. Она никогда не питала особой любви к этой науке, и ряд заполненных скляночек с бирками и забытыми названиями не вызывал в ней ровным счетом никаких чувств. Кроме, разве что, искреннего удивления и гордости за Белби. Особенно вот это зелье, стоящее как-то обособленно в темном флаконе - "волчье противоядие" гласила этикетка, но любой, даже самый далекий от зелий человек, сможет сказать вам, что главная гордость Дамокла Белби - это его аконитовое зелье, принесшее мужчине колоссальный успех и триумф. Теперь он надежда всех отвергнутых оборотней и один из самых узнваемых людей во всей Магической Британии. Но с виду и не скажешь, что это высокий, черноволосый молодой человек сделал открытие столетия. Впрочем, это был не единственный его успех.
- Думаю, ты можешь загладить свою вину только одним из твоих изумительных коктейлей,- она кокетливо смотрит на него снизу вверх и широко улыбается, - Но я хочу что-нибудь новое и никем еще не опробованное, - ставит условие колдунья, требовательно скрещивая руки на груди. Она говорит серьезно, и пусть игривость его не смущает - других извинений она не примет. Но Дамокл и не спешит сомневаться в решительности своей спутницы, он вообще редко сомневался в ней. В благодарность она отвечает тем же - верит и следует, куда только потребуется, без лишних колебаний готовая выполнить любую его просьбу.
Но сегодня ведь ее день, и Сатин Малкин позволяет себе быть чуть более капризной.

Отредактировано Satine Malkin (12.03.2017 22:33:55)

+7

3

  Сегодня особенный день. Не просто особенный, а знаменательный, который случается только раз в год — для Дамокла Белби это первая подобная дата, ведь до сих пор он не был с этой датой связан ровно никоим образом, — и который нужно провести особенно. Даже если у тебя нет толком продуманного хорошего и весёлого плана, то незабываемым этот день должен пройти в любом случае. Потому что у твоей девочки сегодня день рождения. И Дамокл к этому отнёсся крайне серьёзно. За время, что они провели вместе, общаясь, узнавая друг друга, а затем и встречаясь, он точно знал, что больше всего не свете Сатин Малкин любит мантии, орехи и день рождения, не обязательно даже свой, который хоть и ассоциировался со старением, но прежде всего был отличным поводом для вечеринки и хорошей компании — и это, пожалуй, ещё один жирный пункт в списке любимых вещей Сатин, не исключая, конечно, Дамокла Белби, нескромно и особняком стоявшего в вершине этого списка. Зная все эти составляющие, мужчине с хорошим воображением несложно было придумать программу, включающую все вышеуказанные компоненты, с лёгкостью заменяя недостающее схожими понятиями — например, большую компанию смело можно было заменить новыми знакомствами, ведь, как правило, даже в незнакомой среде эти двое выделялись настолько, что к концу вечера пили за чужой счёт и не успевали добавлять страницы в записную книжку, чтобы не потерять новые контакты. Основная проблема заключалась, разве что, в свободном времени, которого за последнюю неделю крайне не хватало, а если и хватало, то новые, сваливающиеся буквально из ниоткуда, дела заполняли все свободные «окна», вгоняя Дамокла в состояние апатии. Он не карьерист, он трудоголик, а это совершенно другое; это значит, что от работы ты устаёшь в разы больше, когда вкалываешь почти без выходных и допоздна, пока не доведёшь до идеала. Белби, как раз-таки, был именно таким человеком, как и Сатин — и это то, что так просто связывало их и было общим качеством, не доставляющим проблем. Ведь когда оба знают, где они, до которого времени, жить становится легче. Планировать время ни один из них не умел, что означало одно: вероятно, после работы вы увидите эту пару вместе, и далеко не всегда – на диване дома. 
  Они не строили далеко идущих планов, потому что привыкли к неожиданным поворотам судьбы и к тому, что всегда всё идёт не так, как они задумывали для собственного же спокойствия. Судьба подкидывала испытания и заставляла импровизировать каждый раз, когда в ежедневнике появлялся какой-либо конкретный план. Вот и сегодня, Дамокл наделялся, пройдёт по плану, хотя бы раз, ну правда, это невозможно уже, он устал реагировать на все изменения в сценарии, рояли в кустах не всегда хорошо, а сегодня, второго февраля, их вообще не должно быть до момента встречи молодых людей. Дамокл сам назначил время и место встречи, обещал быть вовремя, хотя, конечно, он всегда задерживается чуть больше, чем на пять минут, но меньше, чем на девять, и прикладывал все усилия, чтобы успеть закончить все свои дела вовремя. Потому что знает: если он опоздает сегодня, если что-то пойдёт не по плану, а губы Сатин не будут растягиваться в улыбке... ему конец. Ну, то есть, не совсем конец, по крайней мере, не в привычном понимании, но Белби об этом предпочитает не думать, потому что всё будет хорошо.
  Сатин на работе в свой день рождения, возможно, просто за компанию, потому как у Дамокла суббота — рабочий день, но это и означало, что в ожидании своей лихорадки субботнего вечера Сатин не сидит на месте и что-то делает, чтобы праздник уже, наконец, пришёл вместе с появлением неотразимого парня на пороге её бутика — ну, таков был план. Белби должен был зайти за ней в восемь пятнадцать, трепетно взять за руку и повести в недавно открывшийся бар на соседней магической улице, но... но, конечно, у судьбы на то были свои планы. Или, если быть точнее, у больницы Святого Мунго, которая в начале рабочего дня сделала внеплановый заказ на партию заживляющих зелий, которая была нужна готовой в течение двадцати четырёх ближайших часов. И Дамоклу, конечно, пришлось мобилизовать все рабочие силы, что могли помочь в этот выходной, чтобы успеть в срок и сделать нужное количество. Помощницу он отпустил сегодня раньше на час, думая, что задерживать надолго в этот вечер, как минимум, некрасиво, и сам он, вообще-то, и не в такую ситуацию попадал, так что справится уж с присмотром за варевом, главное ведь было правильно и оперативно смешать все необходимые ингредиенты в необходимом количестве. Так что, когда всё было готово, и оставалась лишь пара часов, чтобы дождаться необходимого эффекта, Дамокл отпустил помощницу раньше, закрыл аптеку и запер двери, уединившись в каморке с бурлящими зельями.
Пять минут. Пять минут от силы добежать до мастерской мисс Малкин от аптеки господина Малпеппера, так что Дамокл надеялся, что успеет, даже если времени будет совсем впритык. В самом деле, он же обещал в такой важный день, что всё пройдёт идеально, весело и что Сатин ни разу не пожалеет, что решила провести эти выходные с ним, а не с друзьями. На самом деле, устроить крупный праздник они условились на следующей неделе, потому что через шесть дней должно было наступить день рождения Дамокла Белби, в свете чего, объединить два торжества показалось верхом гениальности и удобства. Двойное торжество вместо двух похожих праздников — отличная альтернатива, в которой оба почти_именинника ни разу не сомневались. Стрелка на часах предательски ползёт к половине восьмого, а котлы по-прежнему не дают нужного оттенка зельям, закипающим на медленном огне, и Дамокл нервно ходит по комнате, периодически взъерошивая собственные волосы, поглядывая на часы — и снова не находя себе места. Он же правильно рассчитал время, не мог ошибиться, так почему же опаздывает? Не уложиться в тайминг в собственной профессиональной деятельности для Белби сроду проклятию. Особенно, когда на носу у него важные дела, а таковые появлялись часто. Но только не сегодня. Сегодня совсем другой, особенный случай. На который он нещадно опоздает, если в течение пятнадцати минут не получит нужный результат.
  Восемь вечера на часах, кукушка вылетает из настенных часов, делает несколько кругов (не двенадцать, а три, потому что это количество раз не вызывает в Дамокле столько гнева и раздражения, как за десять, это чёртово «ку-ку» и трепет крылышек очень отвлекает) и залетает обратно. Белби тихо ругается себе под нос, снимает очки, потирая переносицу, и присаживается за стол с тускло горящей лампой, насильно глубоко дышит, стараясь не закипать от бешенства, смотрит на красивую коробку, стоящую на соседнем стуле, перевязанную красивыми ленточками и бантиками, и думает о том, что стоило бы отправить сову в ателье, но Белби — слишком самоуверен, чтобы так просто сдаться. Он снова надевает очки, хлопает себя по коленкам и резко встаёт со стула, направляясь к котлам, лично помешивая жидкости и колдуя волшебной палочкой. Кипение, наконец, превращается в бульканье, вот только Дамокл совершенно теряет мысль о том, что хотел сделать и что, вообще-то, время забирать из ателье Малкин, потому что отвлёкся на работу, задумался о своём, как обычно, и совершенно не помнит, о чём же он таком важном размышлял, когда вдруг настойчивый стук в дверь вырвал его из своих дум.
  —Мерлин всемогущий! — Причитает Белби, начиная метаться из угла в угол в растерянности. Он догадывается, кто же стоит за дверью, но совершенно не знает, что делать, что говорить, потому что ему ужасно неловко и стыдно, и он, самую малость, раздражён сложившейся ситуацией, ведь никаких заказов по субботам быть вообще не должно! И всё же Дамокл находит в себе силы и смелость, чтобы выбежать из каморки, чуть не сшибая прилавок своим высоким ростом, и распахнуть дверь, не давая Сатин времени заговорить: —Прости меня! Я совсем заработался, срочный заказ из Мунго, думал успею, но эти чёртовы зелья всё ещё варятся, хотя должны были уже... Не важно, извини, родная, мог бы прислать. Потерял счёт времени, — оправдывается, как мальчишка, едва ли не краснея, но, конечно, Дамоклу это не свойственно. Он берёт её за руку и притягивает к себе, вовлекая в объятья. —Ты выглядишь потрясающе. — Шепчет на ухо любимой и оставляет невесомый поцелуй в мочку уха. Позволяет поправить одежду и пялиться на очки (не смущается, привык, хотя явление народу себя в очках ещё более редкое), а затем мужчина отпускает именинницу из своих объятий и возвращается к котлам.
  —Подождёшь ещё минут двадцать? Мне правда ужасно стыдно, но... — и на моменте, когда Сатин заводит тему о коктейлях, пропуская мимо ушей странное бормотание Дамокла, он замолкает, глядя на неё удивлённо. Она не против посидеть в его аптеке всё это время, она не наезжает, не обвиняет его и не обижается... Эта женщина удивительна. И, кажется, он забыл поздравить её с днём рождения. Теперь главное сделать вид, что всё идёт так, как было задумано (нет).
  Белби растягивает губы в ухмылке, рассматривает внимательно образ своей девушки, находя его восхитительным — вкус у Сатин был безупречным, она и впрямь талантлива, без меры, просто невероятно, волшебница с бесконечным вдохновением и идеями. Но и он не отстаёт от неё, так что, наверное, может поразить её и коктейлем, и подарком, и безумными идеями. Начать, конечно, стоит с подарков, и потому Дамокл проходит к столу, достаёт коробку и ставит её на стол, предлагает жестом пройти к нему, а затем мановением волшебной палочки снимает упаковку, являя взгляду именинницы красивый торт из кафе Фортескью, украшенный свечами, и зажигает их. Те будут гореть ровно столько, сколько потребуется, такой уж у них эффект. Достаёт тут же шампанское, припрятанное чуть ниже, и ловко разворачивается, улыбаясь широко и разводя руками: —С днём рождения, Сатин! — пробка вылетает из шампанского, и Дамокл ловит её налету, смеясь. Радость и эмоции Малкин заряжают и его, восхищают. Это не главный подарок, но один из. Белби всегда любил делать подарки, а так как зачастую не знал, что именно дарить, находя ассоциации в разных вещах, то как правило, брал сразу несколько.
—Что-то необычное ждёт тебя чуточку позже... но даже не знаю, чем тебя поразить. Допустим... Что необычного в своей жизни ты хотела бы попробовать? — и молодой человек, которому всё ещё двадцать семь, в отличие, кхм, от мисс Сатин Малкин, пускается в размышления: —Розовые волосы? Грудь четвёртого размера? — он открывает рот в удивлении собственной мысли, глаза широко распахнуты и это определённо точно пахнет безумием, так его посещают некоторые странно-гениальные идеи, и Сатин прищуривается с ухмылкой, понимая, что сейчас что-то случится. —А внешность, по твоему, играет первую роль при знакомстве? Или всё же внутренний мир важнее? Ну, я буду обожать тебя и с розовыми волосами, и с синими, и с седыми, но если подумать. Неужели всё упирается во внешность? — Да, это абсолютно нормально, что с одной темы эти двое перескакивают на другую, полностью забывая о старой. Свечки на торте, к счастью, Сати задула.
Осталось лишь узнать, что же она всё-таки загадала?..

Отредактировано Damocles Belby (14.03.2017 01:58:30)

+5

4

Те, кто не любят свои дни рождения, либо лицемеры, либо очень и очень несчатлные люди, потому что невозможно игнорировать день, который полностью принадлежит тебе, в который каждый близкий и не очень старается поднять твое настроение и сделать приятное. Искренне не любят свой праздник лишь те, кто окружен совсем неправильными людьми. Но Сатин повезло, и рядом с ней есть человек, способный даже самый хмурый день заставить поменять полярность. Да, вы удивитесь, но для счастья бывает достаточно всего одного единственного человека и помещения, где можно укрыться от непогоды, но, если вы волшебник, водоотталкивающие и согревающие чары компенсируют отсутствие крыши над головой. К тому же, ей нравится бывать в лаборатории Белби, в особенности, в те моменты, когда тот занимается работой. Такое бывает редко, что один из них работает, в то время как другой созерцает - Сатин вечно увлечена своим делом настолько, что любовь к делу переигрывает желание не выпускать из ласковых объятий Дамокла, не в обиду ему будет сказано. Раньше ей всегда казалось, что она никогда не может спокойно заниматься чем-либо, если в одном помещении с ней находится этот необыкновенный молодой человек, но вскоре эти искры поугасли, но вовсе не потухли - просто ей достаточно его присутствия рядом. Куда приятнее есть находиться здесь, чем ожидать Белби в закрытом магазине, к тому же, подсуетившийся мужчина уже начал задаривать Малкин презентами. Она знает, что ему стыдно, чертовски стыдно за собственную забывчивость, увлеченность и даже за само наличие этого проклятого заказа, хотя в последнем Дамокл виноват лишь тем, что он гениальный зельевар и профессионал, способный выполнить любой заказ.
Сатин Малкин, впрочем, не уступает ему, и в своем деле нескромно считает одной из лучших. Может быть ее ателье и не дотягивает до уровня пафосного "Твилфитт и Таттинг", но в качестве, по мнению колдуньи, ничего не уступает, а по красоте и вовсе превосходит. Дело лишь в бренде, что Сатин считает сущей глупостью, ведь этикетку  мантии всегда можно срезать. Но, так или иначе, определенную категорию волшебников Сатин все же не обслуживает в силу нехватки "изысканности" непосредственно в ее пока еще небольшом магазинчике. Правда, и последнее не слишком трогает мисс Малкин, разве что, помещение хотелось бы расширить для большего удобства посетителей. Но пока сравнительно недавно открывшемуся ателье еще рановато об этом думать. А мысли Сатин сейчас и вовсе увлечены отнюдь не квадратными метрами и мантиями.
В последние месяцы в ее голове слишком много Дамокла Белби, который волшебным образом способен перемещаться даже в мысли о работе. Удивительно? Стоит лишь заглянуть в мастерскую Сатин. Справа от входа будет небольшая стойка с готовыми к продаже мантиями, возле большого окна, выходящего на скромный по размерам и неухоженный внутренний дворик, располагается стол для раскройки ткани , всевозможные линейки, сантиметровые ленты, подушечки с иголками и прочие интересные вещички, но далеко не это является самым главным. В отдельной стеллаже располагаются вещи, которые Сатин пошивала для Белби. Потому что она находит его удивительным. Дамокл Белби с его необычной и поражающей молодую колдунью внешность стал для художницы костюма настоящим источником вдохновением и Музой, в мужском ее обличье, хотя конечно, вслух подобные слова Малкин не произнесет. Она и без того действует Белби на нервы своим ласковым Бэмби, искренне не понимая, отчего же его так злит такое прозвище. Понимать друг друга им порой бывает сложно, но в обоих достаточно взаимного уважения, чтобы спокойно относится к непонятным привычкам другого. Да и в большинстве своем эти привычки кажутся им весьма и весьма привлекательными. В конце концов, хорошо относиться к человеку, видя его светлые стороны, может каждый, а вот мириться с недостатками и, даже более того, находить в них нечто особенно приятное способны лишь искренне любящие люди. И Сатин готова подписаться под этими громкими словами, и пусть кто угодно переубеждает ее и попрекает в легкомысленности и ветрености. Просто Сатин натура увлекающаяся и падкая на неординарных и экстравагантных людей. Завладеть ее вниманием легко, если вы выделяетесь из толпы, гораздо сложнее его удержать - найти баланс между заинтересованностью и должной свободой. Уделять ей достаточно времени, но не ограничивать, причем четко обозначить грань перехода между двумя этими понятиями не может и сама Малкин. Да и она никогда не сказала бы открыто мужчине обо всем, что за вздор? Дамоклу жизненнно необходимы постоянные задачки, иначе его живой ум начнет скучать.
Именно такой задачкой стал дня нег День Рождения мисс Малкин, и пока он с ней справляется не слишком хорошо. Но Сатин верит ему, верит в него, а потому дает шанс - приходит и искренне радуется всему происходящему. Забывает о непроизошедшем 15 минут назад и даже не собирается об этом вспоминать - зачем? Думать об оплошностях из прошлого глупо, когда в настоящем происходят столь приятные вещи. Сатин искренне и широко улыбается. Взглядом пробегается по помещению, столу, замечая край фиолетовой ленты, задерживает на ней взгляд и нетерпеливо ждет, когда же подарок окажется в ее руках. Изящным жестом руки молодой человек манит к себе заветную коробку и оставляет ее на столе. Интригующие две секунды направляют заинтересованный взгляд девушки к глазам Белби. В немом диалоге она старается узнать от него, что же покоится под лиловой крышкой, но это до последнего остается для нее сюрпризом. Сатин поднимает руки, чтобы снять, наконец, ленту, но магия опережает девушку, и вслед за рассекающей воздух палочкой открывается коробку, являя мисс Малкин ее подарок. Предусмотрительно со стороны Дамокла было взять небольшой торт (вдвоем они уж точно не осилили большего), однако от размеров красота все равно не зависит, а на вкус... У Сатин не было сомнений по поводу безупречного вкуса торта, в конце концов, он был заказан у самого лучшего мастера по сладостям. Она любуется тортом больше, чем предполагалось, рассматривая каждую серебристую бусинку на нем и обращая внимание на свечи. Конечно же, желание!
В голове Сатин крутятся тысяча и одна вещь, которую она могла бы пожелать сейчас, но ничто не кажется ей достойным свеч на именинном торте. Все казалось каким-то мелочным и пустым, слишком приземленным и материальным, необходимо было нечто незабываемое и невероятное! Собственно... Пока девушка находится в поиске, Дамокл расставляет фужеры и бутылку с шампанским и подводит итог всем своим прошлым действиям, поздравляя Малкин с Днем ее Рождения, знаменуя свои слова громким хлопком вылетающей из горлышка пробки. Сатин даже вскрикивает от неожиданности и переполняющих ее чувств, всплескивает руками и заливается звонким смехом, - Шампанское, торт, свечи - и аптечный антураж нисколько не портит, - восхищенно произносит Сатин, срываясь с места и подходя к Белби, - Огромное тебе за это спасибо, - произносит девушка и прикраывает глаза, собираясь с мыслями для одного из самых важных моментов вечера. Свет гаснет по велению мисс Малкин, а Дамокл молчаливо ждет исполнения ритуала - Сати произносит свое желание внутри и задувает свечи, и в этот момент ее наполняет трепет, которй у многих взрослых людей проходит с годами, но только не у Сатин. В ней что-то детское и игривое, искренне умеющее радоваться мелочам и придающее волшебный смысл самым обыденным или глупым вещам. И, нужно заметить, ей это никогда еще не мешало.
Когда Дамокл начинает гововить о том, чего бы хотелось Сатин попробовать или изменить, она далеко не сразу же ассоциирует его слова с внешностью, только лишь про его забавные предположения относительно цвета волос и объема груди. Последнее даже немного обижает, как и всякую девушку, но виду Сатин не подает, а вскоре и забывает, как только видит загоревшиейся глаза мужчины. Первый бокал поднимается за именинницу, и коре после него Дамокл окунается в околофилософские размышления. Обычному человеку требовалось бы для этого выпить больше, но ведь никто и никогда не говорил о заурядности этого мужчины.
- Сладкий, я художник. Конечно же, я считаю, что при знакомстве ведущую роль игрет именно внешность. Это и первое впечатление, и неожиданная тяга. При первым взгляде невозможно узнать - конечно, если ты не легилимент - человека. Но, например, в твоем случае все намного хуже. Ты узнаваем, нет, даже не так... - пускаясь вслед за Дамоклом в размышления, она сдержанно жестикулирует рукой, артистино подчеркивая все свои паузы и повышения тона, - Ты знаменит. И, поверь, я ни в коем случае не хочу обидеть тебя, но людей уже все меньше интересует твой внутренний мир, - в глазах Сатин можно прочитать раскаяние за произносимые ею слова, но она старается подбирать правильные, - Девушек гораздо больше будут интересовать твои кудряшки и изобретенное зелье, - она разводит руками и вздыхает - И ничего здесь не поделаешь.
Она и сама готова признать, что в их с Белби случае внешность сыграла не последнюю роль, но, конечно же, они сидели бы здесь в этот день даже, если бы Дамокл выглядел иначе. Но его внешность послужила хорошим катализатором в их отношениях и свежим глотком в творчестве Сати, и отрицать важность, а в какие-то моменты и главенства внешности было бы совершенным ханжеством.
- Ты не веришь мне? - изумленно изгибает бровь девушка, делая короткий глоток шампанского и облизывая пухлые губы, - Неужели тебе все необходимо проверять опытным путем? - она закатывает глаза и скрещивает руки на груди, глядя на него, - Вот они, ученые, никогда не поверят на слово. Что ж, хорошо, - Сатин решительно поднимается с места и, гордо подняв голову, произносит, - Я готова доказать тебе это. Сегодня же!

И у девушки даже есть план, по которому они смогут провести свой эксперимент.

Отредактировано Satine Malkin (30.04.2017 21:43:01)

+4

5

Часики тикают, отсчитывая время до необходимого, но звук этот, размеренный и шаркающий, до того приедается острому слуху Дамокла, что в какой-то момент сливается с интерьером и обстановкой, что становится попросту незаметным, обыденным, ничем не примечательным. Мужчина абстрагируется, уходя в себя, и перестаёт замечать, как ускользает время перед крайне важным мероприятием сегодняшнего вечера и начавшегося года. Всё, что имело место быть важным до этого дня, теперь не более, чем репетиции перед самым главным событием — день рождения Сатин Малкин как проверка на прочность и серьёзность, и, вероятно, даже важнее, чем какая-нибудь там свадьба, о которой, Мерлин упаси, ни один из них, довольствуясь свободой, и не заговаривал вовсе. И если по факту, спустя какое-то время Дамокл и должен был бы сделать предложение Сатин, то, честно говоря, он не был до конца уверен, что девушка решится на столь ответственный шаг — и не потому вовсе, что она безответственная, напротив, из них двоих в девушке было ответственности куда больше, чем в разрывающемся на несколько задач Дамокле; но потому, что подобный уклад их жизни Сатин вполне себе устраивал. Она долго жила в Париже, быть может, в этом причина? Но тогда какое оправдание у того Белби, разделяющего с ней одинаковую позицию? В общем и целом, в вопросах свободы личного пространства и отношений они были полностью, до невозможности, солидарны друг с другом, как и во многом другом. Расхождения были заметны, пожалуй, лишь в темпераментах молодых людей, хотя эмоционально они, как правило, были на одной волне.
Сатин была бесконечно добра и понимала "странности" Дамокла, чем сходу заслужила его доверие и уважение. Мало кто мог оценить чудачества, присущие этому мужчине, с рациональной точки зрения и увидеть не инфантильного безответственного парня, а отлично социализированного интроверта со странными, но дельными идеями, которые многие консерваторы просто не могли понять. Не могли понять этих мыслей и те, кто боялся рисковать, а Дамокл обожал всё, что было хоть как-то связано с риском, и даже профессию выбрал подходящую, ну посмотрите же, любой его эксперимент проверен наудачу и ещё ни разу не подкачал, любая его идея по сбыточности и несбыточности равна броску монеты, и всё, абсолютно всё Дамокл предпочитает проверять на практике, чтобы быть точно уверенным в том, что он делает и о чём говорит. Сатин верила ему на слово и никогда не отказывалась участвовать во всех этих затеях, — абсолютное доверие? вера в мужчину, толкающая того на все возможные и невозможные подвиги? — Сатин была идеальной по всем параметрам девушкой, которую мужчине вообще повезёт когда-либо встретить, и Белби осознавал это со всей серьёзностью, когда... Да всегда! Когда стоял перед зеркалом в её ателье по паре часов, расходуя весь запас известных ему шуток, декламируя стихи и рассказывая какие-нибудь байки о своих приключениях, пока Малкин поддакивает, в параллель снимая мерки и обматывая его всевозможными тряпками и тканями, подгоняя под размеры и выкройки новые мантии, жилеты и рубашки, а потом неожиданно, когда Дамокл уже потеряет нить собственного рассказа, поднимет голову и спросит, а чем же в итоге всё закончилось. В такие моменты Белби ловил себя на мысли, что никто в этом грёбанном мире не интересовался им столь же сильно, хотя бы на йоту, как госпожа Малкин.
  И потому, честно говоря, он не всегда знал, чем же может удивить её, потому что всё, что было в его распоряжении — это котлы, колбы, травы и деньги. Работало из всего этого только последнее. Но сегодня и впрямь особенный день, потому что вдруг работать начало первое. Зелья. Только в начале был торт, свечи, желание и объятья, которыми Дамокл радостно одаривает девушку, и её благодарностью закрыть тему он не может, решаясь, в один из тех немногих разов в жизни, попробовать разобраться в себе и своих чувствах:
—Ты знаешь, я... Мне до сих пор сложно перестроиться. Быть ответственным за кого-то и перед кем-то, когда ты привык быть один и посвящать себя делу своей жизни, слишком сложно, но я стараюсь. Поэтому будет аптека и шампанское, а в следующий раз я придумаю что-нибудь получше. Праздники ведь не заканчиваются! — Восклицает Дамокл воодушевлённо, разбавляя радостью нотки прежней неловкости и смущения за то, что кажется таким непривычным. Он на самом деле не привык быть в отношениях. Это всё странно и ново для него, гения-изобретателя, который выстраивал долгие отношения лишь с крысами для своих экспериментов. До этого были женщины, друзья, но они все разбежались будто по мановению волшебной палочки, когда подверглись испытанию временем и преданностью. Той преданностью, которой отличался Дамокл Белби к своему делу, не мог похвастаться никто. И он искренне надеялся, что Сатин — та самая девушка, о которой он всегда мечтал, но которую никогда не стремился найти. Она нашла его сама — и сделала в разы счастливее.
Бокалы соприкасаются с тоненьким звоном, и темы для разговора меняются сами собой, от случайного слова, непроизвольной ассоциации, и вовсе не важным становится то, о чём говорили минуту назад — это забывается, отходит на третий, а то и четвёртый план. Так и сейчас, неожиданная смена темы не удивила никого из них. Внешность или душа? Извечный вопрос, на который крайне сложно найти ответ, ведь сколько людей — столько и мнений, так и мнение Дамокла расходится с Сатин, которая отчего-то упорно доказывает ему, что внешность играет куда большую роль при знакомстве, чем ум человека. Возможно, она права. Но Белби не будет собой, если не попробует отстоять свою позицию, особенно, когда Сатин запрещённым приёмом переводит стрелки на него. 
— Не спорю, мои кудряшки — мечта всех девчонок, но... Да не правда! Даже то, что я знаменит, не отменяет того факта, что все считают меня умным. — И, чуть погодя, осознав, что сморозил, Дамокл самовлюблённо улыбается, чуть запрокидывая голову, и добавляет: — И скромным. Но дело не в этом. Ум — это сексуально, и будь ты хоть Афродитой, но притянет человека лишь обаяние, харизма и ум. С первых фраз о человеке можно сделать вывод, а внешне — нет. Внешность всегда обманчива. — Подытоживает Дамокл, присаживаясь на стул и покручивая в руках бокал шампанского. —Да, оно красивое, игристое, золотое, в привлекательной упаковке, но где гарантии, что оно мне понравится? По мне, так мартини гораздо приятнее на вкус. То же и с людьми, — он пожимает плечами, а затем осушает бокал до дна, подмигивает Сатин и отставляет фужер на стол.
— И как же ты хочешь доказать мне это опытным путём? Пойдём устраивать социальный опрос у покупателей? — смех заполняет каморку, и Дамокл какое-то время не может остановиться, потому что под градусом ему, в принципе, всё гораздо веселее и забавнее, и он даже не такой зануда, как обычно, поэтому наблюдает за Малкин с изрядной долей интереса и нетерпения, готовый согласиться на любую авантюру. Но то, что предлагает ему девушка, на долю минуты повергает его в шок, а внутри всё переворачивается от адреналина, неожиданно ударившего в голову от такого соблазнительного предложения.
—Госпожа Малкин, вы не перестаёте удивлять меня! Это самая безумная идея из всех, что я слышал, но определённо, самая гениальная! — Дамокл вскакивает с места и даже хлопает в ладоши с детской радостью. Конечно, жизнь его к такому не готовила, но он полон решимости принять брошенный вызов. —Это же революционно! Никто не... Никто ещё не описывал подобного, но Сатин... Я соглашусь принимать участие в этом эксперименте, даже если ты окажешься права, я готов; но только если ты дашь обещание рассказывать мне все свои ощущения, которые ты будешь испытывать в... моём теле.
Это так странно. Это чертовски странно, но Белби впервые за долгое время заинтересован в чём-то столь же сильно, как когда-то в своём изобретении. Сатин предложила ему самую неожиданную вещь из всех возможных: она хотела выпить оборотное зелье и превратиться в него, Дамокла, чтобы доказать свою теорию и поклеить девочек. Будем до конца честными. И Дамокл с абсолютно воодушевлённым и восхищённым видом принимается шерстить по складу, отыскивая оборотное зелье, чтобы в готовое зелье перед употреблением добавить частички того, в кого хотела превратиться — Белби. Мужчина позволяет Малкин вырвать пару курчавых волосков с его головы и самолично бросить в зелье.
— У меня есть брат Валериус. Известный факт. Будешь представлять меня им, а сама откликайся на Дамокла. И ещё... Возможно, тебе придётся потратить минут тридцать на.. на походку. — и вовсе не для достоверности, как предполагает Сатин. Белби ухмыляется, протягивая ей напиток, и заговорщически мурлычет: — Ты поймёшь.

+2

6

Сатин Малкин доселе сложно было уличить в каких-либо безумствах. В рискованных поступках (обдуманных, но рискованных) - да. Так она неожиданно для всех друзей и семьи, не посоветовавшись ни с кем, резко прерывает обучение в школе, не оканчивая очередной семестр. Почти середина шестого курса, казалось бы, так много уже пройдено и осталось всего ничего, но Сатин твердо для себя решила, что ни с какой наукой она связывать свою дальнейшую жизнь не собирается. Упаси Мерлин, не пускайте Сати к котлам, ради всего святого, если не хотите просто так перевести дорогие ингредиенты. Зато сливочный супчик сварит превосходно, но история не об этом. Сатин может бросить все в один момент, собрать вещи и уехать навстречу к мечте, уверенная в своем успехе. Но это не сиесекундный порыв чувств, это взвешенное решение. За позитивом и искренним жизнелюбием в девушке не всегда разглядывают трезвый ум и холодный рассудок, но она и не стремится ничего доказывать.
Только вот с Дамоклом Белби все всегда иначе.
Она вдруг хочет доказать свою правоту в завязанном почти философском споре и отчего-то готова на пуститься в безрассудное приключение, становясь к тому же его инициатором.
- Хорошо. Давай представим на секунду, что... - девушка замолкает на секунду и всматривается в пустоту, пытаясь прикинуть ситуацию, по которой бы смог пройти их мыслительный эксперимент, - Двое молодых людей, идентичные близнецы, выглядят абсолютно одинаково, но один из них умен, а другой знаменит. У каждого свое преимущество, и сходу они называют имена. Очевидно, что знаменитый брат получит больше внимания, чем его безызвестный братишка-умник, и никого не будут волновать умственные способности второго, - Сатин разводит руками, не замечая, как она успела встать с места и пройтись по комнате, пока описывала возникшую в голове ситуацию. Она плавно жестикулирует, подкрепляя уверенность своих слов, и останавливается, чтобы взглянуть на собеседника и услышать его ответ. Правда, ее он сразу же не устраивает, и девушка не дает договорить Дамоклу, -
Нет, мы берем нормальные условия, а не экстремальные ситуации, где способности второго брата пригодились. Нормальные, спокойные условия,
- категорично отрезает Сатин, мотая головой. Она делает глоток из фужера, в тот момент, как Бэлби вдруг решает переключиться с выдуманных братьев на шампанское, приводя свой пример, - Однако,если ты увидишь две бутылки белого шампанского demi-sec, ты выберешь то, где красивее этикетка или известнее фирма. И ты не подойдешь к человеку, у которого будет какой-либо ярко выраженный дефект или если внешность другого тебе понравится больше, - Сатин усаживается на колени к мужчине, забирает пустой бокал, отправляя на небольшой столик, и ласково смотрит ему в глаза с чертовски довольной улыбкой на лице. Несколько секунд она молча выслушивает его и смотрит-смотрит-смотрит... упоенным взглядом на, безусловно, лучшего мужчину на свете, который ко вему прочему отличается феноменальным упрямством.
- Упрямый... упрямый... Бэ-э-элби, - после каждого слова она делает коротко паузу, и касается пальцем кончика носа ее кудрявого оппонента, говоря все тише и медленнее, растягивая слова, - Как же мне тебя убедить..? - мысли  вслух, не более. Да и после этих слов Стаин замолкает и слегка поджимает губы, раздумывая, пока фужеры по велению мужчины наполняются снова. Она встает, принимает шампанское и салютует господину Бэлби.
- Я надеюсь, у тебя есть в запасе оборотное зелье, - исколотые иглой пальчики волшебницы водят по краям бокала, пока довольная улыбка дразнит Дамокла своей загадочностью вместе с выдержанной драматичной паузой, -
Потому что я намерена выпить его и принять твою безупречную внешность, чтобы доказать, что имя и внешность играют гораздо большую роль, чем ты им отводишь. Звучит, как тост,
- улыбается Сатин и делает пару глотков напитка,  -
И все же шампанское прекрасно,
- произносит она, пока восторженный мужчина бежит в свою коморку, проверяя припасы и попутно восхищаясь своей спутницей. А она же, в свою очередь, благодарит его за высказанные комплименты, не совсем уверенная в том, что под волной адреналина Дамокл ее вообще слышит. Хотя и сама Сатин столь увлечена предстоящей игрой, что едва сдерживает себя. Про сладости на столе едва ли кто-то из них вспомнит, лишь бы не забыть про зелье для... кажется, больницы святого Мунго, а, впрочем неважно, сами виноваты, что так поздно заказали. Она с нетерпением ждет, что Бэлби принесет несколько порций часового зелья, потому что вряд ли одного Сатин хватит да и не хочется быть слишком уж ограниченным во времени... С облегчением девушка глядит на склянки и быстро лишает мужчину нескольких волос, опрометчиво не принимая его слов всерьез - привыкнуть к росту мужчины, что за вздор, не так уж это и сложно... но дело было далеко не в лишних дюймах... хотя, можно сказать и так.
Они успевают допить напитки и сварить заказанные снадобья прежде, чем закрыть аптеку и отправиться в ателье мисс Малкин. К огромному удивлению Бэлби, Сатин отказывается от предложенной им одежды и находит для себя новый костюм, который еще, по словам девушки, она "просто не успела презентовать" ему. Что здесь сказать, Сатин обожает создавать наряды для Дамокла, и порой кажется, что куда больше места в ее гардеробе отводится мантиям ее молодого человека, и впору открывать отдельный салон "Мантии на все случаи жизни для Дамокла Бэлби". В несколько отвратительных секунд она, отходя от вкуса оборотного зелья, значительно вытягивается в росте и... понимает, что имел в виду Дамокл.
- Возможно, - деликатно начинает Сатин, привыкая к новому телу и делая шаги, - Ты сильно мне польстил с тридцатью минутами, - она морщится и негодует - да как же можно к этому привыкнуть за долгое время! -  а затем и вовсе борется с желанием убежать в ванную, и осмотреть тело Дамокла с иного ракурса, - Знаешь... я, конечно, привыкла его чувствовать, но, - Сатин усмехается и немного краснеет от нелепости сказанных слов и ситуации, -но так мне еще не приходилось его ощущать, не в обиду будет сказано, - она не сдерживется и начинает заливисто смеяться, потому что невозможно иначе реагировать на происходящий абсурд, - Мерлин всемогущий, и я еще на это согласилась... Более того! Я это и предложила, - ей хочется привычно упасть в объятия Дамокла, и она делает эту неудачную попытку, неожиданно для себя не утыкаясь лбом в грудь мужчины, а тормозя где-то на полпути, понимая идиотизм происходящего, - Форменное безумие! - произносит она по-прежнему своим голосом сквозь девичий смех, не в силах остановиться, - Ты точно не хочешь себя обнять?

***

- Знаешь, мне не нравится имя Валериус, - морщится Сатин, подходя к дверям нового паба. Голос ее приобрел мужественность при помощи несложного заклинания, а походка стала более твердой, нежели сорок минут назад. На пороге она похлопывает себя по внутренним карманам мантии, нащупывая палочку и флакон с еще одной порцией оборотного зелья, и выжидающе смотрит на Дамокла, - Я не думаю, что все знают его имя, я буду представлят тебя Сэтом. Мне так гораздо привычнее, да и звучит лучше. Сэт Бэлби, - со смаком произносит девушка, вдруг понижая тон, - Привет, я Дамокл Бэлби, да-да, тот самый, а это мой братишка Сэт... -  с усталым видом произносит она, томно глядя на мужчину, представляя на его месте какую-нибудь крас... симпатичную девушку в баре. С красивыми им точно не стоит знакомиться, по крайней мере, Дамоклу, - Да, наши родители увлекались маггловской мифологией, знаете ли, - тихо смеется она,закатывая глаза и вальяжно помахивая рукой, откровенно кривляясь перед собеседником. Она прикрывает глаза и с пару минут ждет реакции Бэлби. В мыслях она ругает себя за желание поцеловать перед тем, как войти, Дамокла, понимая, насколько отвратительно со стороны это будет выглядеть, но игра определенно стоит свеч, и Сатин сможет продержаться без нежностей в адрес без пяти минут брата.

+3

7

У них всегда было много общих интересов и занятий, но зелья никогда не были одним из них. Сказать, что Сатин совсем уж не интересовалась предметом дохода своего мужчины, тоже нельзя, но она просто ничего не смыслила во всех этих ингредиентах и не имела столько терпения, сколько имел Дамокл, часами помешивая сложные зелья. Оно и к лучшему: никто из них не лез в дела другого, не смыслил в профессиях друг друга, а потому взаимно восхищался талантами. Чего уж скрывать, Сатин и Дамокл были одними из лучших профессионалов в своих видах деятельности, и уважали заслуги друг друга.
Дамоклу также нравилось, что Сатин практически никогда не приставала к нему с вопросами из рода "а что это за травка", "почему так долго" и многими другими. Она не вела себя, как милая фанатка или третьекурсница с аспирантом, что, несомненно, вызвало бы в Белби внутреннее отторжение, ведь он так не любил отвечать на пустые вопросы и объяснять что-то без видимой на то причины... Зато, стоя на круглом подиуме перед зеркалом в ателье мадам Малкин, он с удовольствием интересуется, нет ли у неё личной фермы с шелкопрядами и с каким материалом сложнее всего работать, и действительно восхищается своей девочкой. Особенно, когда она подкраивает подолы или плечики мантий и демонстрирует на нём свои новые модели. Тогда Дамокл двусмысленно шутит, как же хорошо иметь собственного стилиста.
И вдруг сейчас, на свой день рождения, она решает потратить время на его интересы, хотя в обозначенном контексте это сложно утверждать наверняка. Им вместе хорошо, в этой странной спонтанности, никем не понимаемой, в своей романтичной и идеалистической атмосфере они нашли своё счастье в это мрачное время. Этот их спор совершенно несуразный и безумный, несомненно, полное этому доказательство. Доказательство того, как можно быть максимально странными и притом счастливыми, принимать друг друга со всеми недостатками (вроде не пунктуальности и безответственности к обещаниям) и вредными привычками (мешать алкоголь с зельями, да, Сати???), нагло_дерзко бросать вызов общественности и порой эпатировать её, словно верхушка какой-то элиты. Нет, безусловно, они оба — представители лондонской богемы и звёзды европейского масштаба.
Но они, всё-таки, люди, и когда спорят на какую-то заезженную тему, предлагая самое безумное разрешение конфликта, им должно быть невероятно интересно вместе, когда они оба мыслят одинаково, но имеют разный жизненный опыт и багаж знаний, чтобы решить всё же, кто из них прав. Потому что без боя ни один не сдастся, кто-то должен переубедить второго — таков закон их джунглей. Что поделать, коли повезло обоим родиться в год Водяного Дракона, вот и обрекли себя на беспокойное, активное существование в вечных поисках новых ощущений и впечатлений. И это ещё если не брать в расчёт один на двоих знак, ну так, просто до полноты картины... Так что да, без практической проверки собственных убеждений здесь просто не обойтись.
— Смешивать алкоголь и оборотное зелье, да вы хоть знаете, мадам, что с этого будет? — Дамокл вскидывает брови, серьёзно глядя на девушку. Знает же, что не обратит её с намеченного пути, но и не собирается, в общем-то. В этом же соль жизни, их жизни, быть настолько лёгкими и простыми. — Шучу, ничего не будет. Кроме того, что ты можешь выдать контору, поэтому не пей много. Нужно выиграть в этом бою честно.
Дамокл тянется к ней за поцелуем, мягко приобнимая за бедро, и нежно касается губ, а затем и носика. Он бы, честно сказать, и дальше просидел бы так с Сатин на своих коленях, потягивая шампанское и кушая торт свободной рукой или из рук своей девушки, но это можно повторить когда угодно и сколько угодно, а шанс безнаказанно обдурить людей, сделать их участниками своего эксперимента, выпадает далеко не всегда. Поэтому Белби шлёпает Сатин по филейной части, заставляя встать, и только потом притягивает к себе тёплую мантию, накидывает на плечи, убирает склянки с зельем в карманы и берёт в руки бокалы и недопитую бутылку, чтобы перебраться в ателье. Для их авантюры Сатин не помешает приодеться, как подобает случаю, и делать это в аптеке было бы не слишком целесообразно.
Уже внутри их новой, но такой привычной_знакомой локации, Дамокл не теряет времени, выливая зелье в один бокал, а во второй наливая себе шампанское. Пока Сатин переодевалась в мантию, которую хотела презентовать своему мужчине, на что тот, конечно, саркастично хмыкнул, Белби приготовил всё необходимое для эксперимента.
Дал парочку указаний и двусмысленный совет, когда Сатин вышла в его одежде, которая висела на ней, как на вешалке, но отчего-то не портила. Он в очередной раз отметил, что Малкин идёт абсолютно всё, даже если она наденет на себя мешок картошки, и Дамокл воздерживается из всех сил, чтобы не сказать, что взял бы её прямо в примерочной в этих мужских шмотках. Его никогда не тянуло к мужчинам, но мужские вещи на женщинах всегда смотрятся сексуально. Он встряхивает головой, прогоняя хмельные и пошлые мысли, и протягивает Сатин настойку в бокале.
Потому что пить из склянки или фляжки, ну совсем не круто — уж точно не в этом прекрасном костюме, который надела Сатин и который, на секундочку, предназначался ему, Дамоклу Белби. Формально, ничего в этом плане не меняется — костюм же будет на Белби. Вот так каламбур, кому расскажешь — не поверят, либо посчитают сумасшедшими. В принципе, недалеко от правды. В двадцать восемь ведь только и делать, что творить милейшую ерунду.
—Залпом, только залпом, иначе не сможешь. На вкус это полнейшая сса... Дрянь. Короче, невкусно. — Салютуя бокалом, произносит Белби чуть захмелевшим голосом. Захмелевший в его случае, значит, более болтливый и не фильтрующий выражения, искренний, как под сывороткой правды и, конечно, чертовски обаятелен. Максимально обаятелен. Пускай даже иногда ловит леща от кого-нибудь, но всё равно милый и забавный, и шуточки отпускает такие же. Ну а как же не подшучивать над Малкин, когда она собралась стать мужчиной? Своим мужчиной.
—Это, драккл, очень странно, но мне нравится! — Белби хохочет, допивая шампанское прямо из горла, до последней капли. Благо, оставалось не очень много напитка, но газы уверенно дали в голову, что выражалось только в словесном недержании и смехом через каждые тридцать секунд. Он внимательно смотрит на девушку, что вытянулась в длину, поменяла цвет кожи (—Мерлин всемогущий, прости меня за это расистское замечание!) и изменила голос.
Перед ним стоял Дамокл Аллан Белби, и настоящий Дамокл громко, заливисто смеётся, не в силах удерживать более свой смех — искренний, добрый и счастливый, поскольку всё это на грани абсурда и фантастики. Ну, то есть да, они в магическом мире и всё такое, оборотное зелье не должно удивлять настолько, но... Но ведь Сатин Малкин превратилась не в абы кого, и Дамокл видит перед собой самого себя, и это не бред сумасшедшего и не последствия паров галлюциногенного зелья. Это немного непривычно и неловко, но интересно. Ему приходилось видеть себя в зеркале и в отражениях витрин, но ещё никогда — в живую.
Дамоклу бессовестно приходит в голову мысль, что он чертовски хорош, и что определённо все девушки в баре будут его, ну или Сатин в этом случае. Сбой матрицы происходит почти мгновенно, и спутанные мысли наряду с восхищением Белби задвигает в дальний угол, обещая вернуться к ним как-нибудь позже [забыть, на самом деле], потому что время не ждёт, и каждая минута у них на счету.
— А знаешь, тебе идёт, — шутит Белби, касаясь волос своего двойника и приглаживая непослушные кудри. —Я тебе к лицу.
Неловкая попытка объятий и весьма интимное замечание, которое на мгновение вышибает Дамокла из равновесия, сбивает с толку, поскольку... Сатин говорит такие вещи, от которого внизу живота предательски сводит, но удерживает, разве что, картина — отражение самого себя. Испытывать влечение в данном случае просто дико. И всё же лучше бы ей так не делать, ибо неуёмная фантазия мужчины во всей красе нарисовала всё то, что озвучила Сатин, и даже больше. Просто Дамокл вовремя остановился, переключившись на тему работы над её походкой, а позже они пошли в этот новый бар, где Сати снова огорошила его своими идеями.
—Серьёзно, Сэт? То есть тебе мало славы моего имени, что ты решила назвать меня в честь себя, мелкий ты коварный нарцисс? — причитает по-доброму, упирая руки в бока, но от замысла не отказывается. Так даже легче. Да и имя брата ему никогда не нравилось, если честно, но он об этом не говорит. Вот ещё чего. —И не кривляйся, великие учёные так не делают.
1-1, дорогуша. Сойдясь на ничье в самооценках, двойники зашли в бар, минуя столики, и подошли к стойке. К этому времени Дэм снова придумал очень_остроумную шуточку, но, вообще-то, не шуточку:
—Могу я сходить с тобой в туалет, когда ты выпьешь достаточно пива? Крайне интересно посмотреть на твои попытки... ну... — он снова прыскает смехом и сгибается в четверть, держась за барную стойку. Люди косятся в их сторону то заинтересованно, то с недоверием. Дамокл вытирает увлажнившиеся от смеха и духоты паба глаза рукавом мантии, и присаживается на высокий стул, заказывая два сливочных пива. Ловит взгляд девушки за спиной своего двойника и наклоняет голову вбок, обольстительно улыбаясь и взглядом, проскальзывающим снизу вверх, приглашает присоединиться к их братской компании.
—Привет! — дружелюбная улыбка на губах и заигрывающий взгляд в адрес симпатичной леди. У них обоих с Сатин сегодня вечер полной свободы во флирте, хотя отношения никогда и не останавливали их от этого. Ничего более. —Не хочешь присоединиться к нашей скромной компании? Я Сэт, а это мой брат — Дамокл Белби.
И ровно в тот же момент, когда Белби представляет своим именем Сатин, он теряет заинтересованный взгляд подошедшей девушки, который вовсю начинает сверкать в адрес лже-Дамокла. Брови сами лезут вверх и эмоционально хмурятся в возмущении, а красноречивый победоносный взгляд Сатин добивает/припечатывает к этой самой стойке. Нет уж, спор не окончен. Счёт в 2-1 ещё не значит, что Сатин права.
—Я, кстати, тоже зельевар. Сегодня как раз приехал с Международного форума по зельям. — Оп, и внимание снова устремляется на него. В бой вступает внутренний мир и знания, но новый вопрос буквально бьёт наотмашь. —Нет, я... пока не изобрёл ничего. Не хочу отнимать хлеб у братишки. Зельеварение — сложная вещь, сделать открытие достаточно сложно. Нужно знать досконально все травы и ингредиенты, чтобы ненароком не допустить ошибки. Представь себе, однажды на шестом курсе мы делали курсовой проект, и запутались в пропорциях. Так вот, от нашего веселящего зелья все неделю пытались перекрасить волосы из розового. — Таков Дамокл, то есть Сэт для всех, в общении. Не пафосный, не зазнавшийся, не ставящий себя выше других, интересный и просто умный парень. Но, кажется, красоты и ума не всегда достаточно, чтобы привлечь девушку, если рядом с тобой знаменитость. Это же, блин, нечестно! Нельзя же так меркантильно.
Вот только Сатин уже во всю шутит шутки и заигрывает с девчонкой, явно растерявшейся. Сомнения. В её глазах сомнения, и это видно во взгляде, перебегающим с одного брата на другого. Она явно не знает, кому отдать приоритет, потому что Сэт ничуть не уступает Дамоклу в харизме, и не имеет только лишь славы. Но настоящий он всё же нервничает, испытывая неуверенность, и, самую малость, уязвлённость, и неожиданно применяет запрещённый приём, срываясь в чисто мужскую конкуренцию после первого стакана огневиски:
—Кстати, Дамокл... Когда приезжает твоя девушка?

Отредактировано Damocles Belby (22.06.2017 00:58:05)

0


Вы здесь » The last spell » Настоящее » you never can tell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC