HARRY POTTER: MARAUDERS
NC-17, смешанный мастеринг
февраль-март 1980 года, Великобритания
06/06 Дорогие игроки и гости проекта! Вас ждет не просто #шестогочислапост, а особый праздничный выпуск новостей. Ведь «Последнее заклятье» уже как год принимает на свою палубу игроков! Обновление дизайна, лучший пост Алисы Лонгботтом, сражение с дементорами и многое другое в блоге АМС
29/05 Путешествуйте с нами! Например, путевку в начало XX века вам обеспечит лучший пост руками Джейкоба Мюррея. Главный герой на борту пяти вечеров — Бартоломью Вуд. Кроме того, не забудьте заглянуть на огонек голосования Лучшие из лучших и в блог АМС, чтобы быть в курсе последних новостей.
22/05 Прошедшая неделя подарила нам целый букет новостей. Первым делом, поздравляем Клементину Бэриш с лучшим постом, а Ровену Рейвенсуорд с небывалым успехом в "Пяти вечерах"! Затем объявляем об открытии голосования за нового участника этой игры и приглашаем всех в блог АМС, где собраны все самые значимые события прошедшей недели!
15/05 Новый выпуск новостей подарил нам любопытное комбо. В то время как награду за лучший пост получил Зеверин Крёкер, его секретарь, Ровена Рейвенсуорд, попала в сети "Пяти вечеров". О других новостях подробнее в блоге АМС.

The last spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The last spell » Альтернатива » Все изменяется, ничто не исчезает


Все изменяется, ничто не исчезает

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s2.uploads.ru/rglTK.png

Дата: время тут не имеет значение
Место: очень странное
Участники: Северус Снейп и Лили Поттер
Краткое описание:
Что будет если два друга детства встретятся снова после смерти? Что они скажут друг другу и что произойдёт?

[AVA]http://s5.uploads.ru/TKZGE.png[/AVA]

Отредактировано Severus Snape (19.02.2017 19:45:11)

+1

2

-Пока ты жив, Бузиная палочка не может по настоящему принадлежать мне
- Повелитель! - в голосе слышны небольшие нотки удивления и хочется верить до последнего, что не может всё это закончится именно здесь и сейчас. Разве это долгожданное время пришло? Сперва показалось что нет, Волан-де-Морт вроде делал взмах палочкой, но ничего не произошло. В голове крутится волчком мысль “что? что это было?” и так хочется вздохнуть спокойно, но эта была всего лишь небольшая заминка. Северус оказывается в прозрачной ловушке один на один с верной спутницей Тёмного Лорда. Всё происходит быстро. Острые как нож зубы змеи вонзаются в мягкую кожу и боль быстрым потоком разбегается по всему телу, а страшный крик полный боли наполняет пустую и пыльную хижину. Северус делает попытку сбросить этот смертельный шар, но все усилия напрасны. Ноги сами подкашиваются и мужчина оседает на пол. Волан-де-Морт уходит, оставив того, кого не так давно считал своим самым верным и преданным человеком, умирать на холодном полу заброшенной хижины.
Силы постепенно покидают его, чёрная и горячая кровь хлещет из рваных ран на шее. Неожиданно рядом кто-то появляется. Мальчишка. Он стоит и смотрит как зельевар умирает. Северус старается сказать ему кое-что важное, но попытка не оказывается успешной. К счастью Поттер наклоняется к нему и собрав последние силы мужчина притягивает его к себе. Сначала из горло вырывается булькающий неприятный звук, но потом ему всё-таки удаётся выдавить из себя слова:
-Ccобеерии…
Мальчик-который-выжил мог просто смотреть как умирает ненавистный ему человек и ничего не делать, но видимо речь была о пустяке, выполнить или не выполнить который не имеет огромного значения. Юноша собирает серебристую жидкость. Вот и славно. Мастер зелий и сам не знал почему решил поделится своими воспоминаниями с ним. Пускай узнает ещё кое-что о столь ненавистном преподавателе зельеварения.
-Посмотри...на...меня - на эту фразу ушли последние силы, но он должен увидеть его глаза. Нет, не его глаза. Глаза Лили.
Черные глаза встречаются с зелёными и мир начинает куда-то ускользать, а мысли утекают кружась и извиваясь словно вода бегущая по водостоку. Мужчина проваливается в темноту. Мастер зелий ушёл на свой заслуженный покой.
Наконец он получил то о чём мечтал так много лет. Покой. Двойная роль агента, косые и полные ненависти взгляды в его сторону иногда даже угрозы отомстить за смерть Альбуса Дамблодора. Со всем этим было тяжело жить, но Северус пережил всё это. Правда бывший декан Слизерина думал, что его смерть будет немного другой,,но смерть, как и родителей, не выбирают.

***
Мужчина открыл глаза. Ему всегда было интересно узнать существует ли рай и ад,и куда уже суждено ему попасть. То что после смерти ты можешь как-то еще существовать профессор знал - например стать привидением, но сомневался, что он тоже станет еще одним привидением из Хогвартса. Хотя было бы забавно посмотреть на лица студентов, которых бы зельевар продолжил пугать своим присутствием. Вот тогда бы прозвище "Ужас подземелий " пришлось бы кстати.
Он на чём-то лежал. Это было что-то твёрдое и очень неудобное. Кровать. Снейп сел. Грязные драные обои, потолок с трещиной похожей на Нил на картах Африки, старый шкаф с кучей потрепанных книг. Северус Снейп узнал это место. Он оказался в собственном доме в Паучем тупике. Похоже я всё-таки попал в ад.
Дома было подозрительно тихо словно тут никого не было кроме него. Хотя возможно так и есть. Северус встал с кровати и вышел из комнаты. Он остановился в коридоре напротив двери, которая когда-то давно вела в комнату родителей.. В голове тут же пронеслись обрывки различных воспоминаний.
- Ммаам - тихо и немного неуверенно произносит мужчина.
Почему бы и нет? Вдруг сейчас дверь откроется и к нему выйдет она? Обнимет и скажет как же она скучала и обязательно спросит почему его так долго не было, но нет. Ничего не происходит. Никто не появляется на пороге. Дом пуст. Здесь только Северус. Неужели теперь ему придется находится вечно в этом месте где нет ни единого живого ( если можно употребить это слово тут) человека?
Мужчина спускается на первый этаж и его взгляд падает на входную дверь. Ну а выйти то он может из этого проклятого дома? Или же он стал призраком в собственном доме? Рука берётся за холодную ручку и аккуратно поворачивает её. Щёлк. Дверь открылась и мастер зелий вышел. Как далеко можно уйти? И вообще куда можно попасть?
На улице не было ни единой живой души. Ни людей, ни животных. Даже кажется листья на деревья застыли. Это место удивляло. Где он? Снейп решил осмотреться и может быть выяснить что это за место.Здесь не было ни воздушных облаков, ни ангелов с крыльями и тем более не было того, кого все именуют Богом. А я подозревал что его не существует. Да и рогатых чертей со сковородками тоже не наблюдалось.
Сам того не замечая Северус оказался напротив дома Эвансов. Сердце забилось чаще. Может быть стоит войти? Может быть в этом доме кто-то есть? И этот кто-то непременно рыжий и с зелёными глазами. Нет, Северус. Ты тут один пойми же уже это… и он не решается войти в дом.
Интересно сменяет ли тут день ночь, а лето осень? Существует ли тут правда время, хотя какая разница? В голове было много вопросов, практически не было ответов, но это не особо тревожило. Ему тут было очень спокойно и легко.
“Вкусная страна” гласила вывеска. Как он тут оказался? И эта вывеска ему была очень знакома. Небольшая магловская кафешка, где они иногда с Лили ели мороженое. Северус помнил как бережно откладывал монетки, которые ему иногда давала мать в тайне от отца. Помнил как они бежали сюда с Лили и просили доброго и усатого мужчину за стойкой дать им одно шоколадное и одно клубничное мороженое. Мужчина улыбнулся воспоминаниям и толкнул дверь в кафетерий.
Тут было так же как и в детстве. Северус замер на пороге. Он не ожидал уже тут увидеть кого-нибудь, но ему снова преподнесли сюрприз. За одним из столиков сидела она.
- Лили…- произносит зельевар так и оставшись стоять у входа и не веря своим глазам.

[AVA]http://s5.uploads.ru/TKZGE.png[/AVA]

Отредактировано Severus Snape (30.11.2016 00:36:10)

+7

3

discl: хотя бы потому, что родители не должны хоронить собственных детей

Сердце всегда было ей компасом. Может не слишком хорошим, но компасом, упрямо тычущим своим севером куда-то под ребра. Ведущим, зовущим куда-то в обещанный эфир. Сердце Лили, быть может, ошибалось, но никогда не обманывало ее.
Не обманывало оно ее и шестнадцать лет назад, расставляя тревожные маячки, звякая жестяной стрелкой. Иногда падение осознаешь уже в тот момент, когда ничего предпринять не можешь. Так и для Лили Эванс произошел этот миг за секунду до. Мгновение, делимое на бесконечность, почти ничтожно малое, стремящееся к нулю, и в то же время такое длинное, чтоб осознать, что каждый миг, каждая оплошность была строго просчитана, легла в канву до миллиметра.

- Лили, хватай Гарри и беги! Это он! Беги! Быстрее! Я задержу его! - крик Джеймса звенел в ушах, а сердце звучало набатом, когда она прижимала к себе годовалого сына, загнанная в тупик, осознавая, что каждое принятое накануне решение отрезало один, а то и несколько путей отступления. Она не могла защитить Гарри ни одним известным ей способом. И оставалось последнее.

Вы когда-нибудь задумывались, насколько нужно любить, чтоб быть готовым принести в жертву собственную жизнь? Осознавать с отрезвляющей ясностью, что кроме вселенского отчаянного порыва уберечь, в вашей жизни не остается ничего? Она сжимается до окрестности точки, балансирующей на волоске, но не от смерти, а от жизненного смысла. Потому что без оного жертва бессмысленна по своей природе. Понимали ли вы когда-нибудь, сколько храбрости нужно, чтоб быть не только готовым, но и способным на подобный поступок? В Лили Эванс было достаточно и первого и второго. Она опустила ребенка в кроватку, склоняясь над ним в последний раз. Осознанно. Запоминая, фотографически воспроизводя в памяти каждый волосок на его голове, каждое родимое пятнышко. Воровато пытаясь украсть у судьбы лишний миг, но прекрасно зная - у нее нет ни секунды. Когда дверь распахнулась, отлетев к стене с подставленным стулом, выбора у нее не оставалось, кроме как умолять и заслонять ребенка собой. В последний миг, обрывающий ее дыхание.

Знала ли Лили, что Гарри выживет после этой ночи? Была уверена, что это практически невозможно, но если бы оставался даже крохотный шанс, она бы им воспользовалась еще раз. В нем, в этом дрожащем надеждой и невероятным отчаянным упорством, крошечном шансе была сама Эванс. В этой любви без границ мыслимых и рушимых, без представляемых и вовсе невероятных, был смысл ее существования. А если нет и никогда бы не было этой любви, то не было бы и Лили Эванс.

---

Страшно умирать в одно мгновение: неосознанно, внезапно. Когда сгораешь со скоростью спички, и не в силах осознать факт того, что этот вдох был последним. Когда жизненный рандом заканчивается за перекрестком, где ты только что купил утреннюю газету, а за углом тебе всадили нож, чтоб отобрать кошелек. Принимать же смерть во имя того, кто всего мира, живых и мертвых, тебе дороже - не страшно. Даже не больно. Только темно.

Сердце всегда было ей маяком, озаряя своим фонарем даже самые сильные бури, стойко выдерживая и штиль, и буран. Во всяком случае, так было раньше. Тогда, когда было кого еще спасать и кому еще светить.

Почему она попала именно сюда, Эванс не задавалась вопросом. Знала: чем больше вопросов задаешь, тем меньше ответов получаешь. Разливающееся внутри спокойствие отчего-то подсказывало, что все идет намеченным чередом. Живые, они всегда спешили жить. Под горящими флагами и между зелеными авадами и красными режущими это было необходимо как воздух, как единственный смысл существования. Лили же больше не спешила, даже улыбалась легко, разглаживая пальцами скатерть в ожидании своего кофе и излюбленного десерта детства. Вот уже долгое время - она не считала дней и не следила за их течением - рыжеволосая женщина заходила в небольшое кафе, чтоб заказать два шарика мороженного - клубничного и шоколадного. Это было сродни ритуалу, дани детству, раз уж судьба распорядилась оставить ее здесь. И чего она уж точно не ожидала от той, так это звоночка двери, извещающего о новом посетителе. Мужчине, который был так неуловимо похож, - и Лили обрывает себя на полуслове, забывая, как нужно дышать, потому что не узнать голоса, не поднять глаз тут же, с жадностью ребенка разглядывая его, каким стал. И нет сил не улыбнуться, прикрывая глаза на мгновение - у судьбы всегда был свой план.
- Северус, - в голосе звенит смех колокольчика при входе. - Ты сегодня будешь шоколадное или клубничное? - у нее даже получается легко шутить, когда волнение сковывает все внутри.

Ведь я не видела тебя столько лет...

Сердце Лили Эванс всегда было ей компасом. Ее сердце всегда было маяком, сияющим сигнальными огнями в любой шторм. Но лишь перед одним человеком в ее жизни когда-то захлопнулись  двери, а свет надолго погас, обнажая мели и топи. Для того, кто когда-то его зажег, маяк потух на долгие годы. И человеком этим был Северус Снейп.

Отредактировано Lily Potter (08.02.2017 11:34:24)

+7

4

[AVA]http://s5.uploads.ru/TKZGE.png[/AVA]

- Ты сегодня будешь шоколадное или клубничное? - в голосе всё тот же смех и задор как и много лет назад, а все вокруг замедляется и плывёт лёгкой дымкой и перед глазами всё меняется сразу. Теперь это кафе наполнено посетителями -призраками из прошлого. Все они что-то делают, но рассмотреть их всё-равно не получается - они размыты словно персонажи, которые стёр художник, подаривший им когда-то жизнь. Помещение наполнено приглушенной музыкой и детским смехом. И вот мимо Северуса проносится рыжеволосая девочка. Она резко останавливается и оборачивается. В её изумрудные глаза полны радости и веселья.
-Ты сегодня будешь шоколадное или клубничное? - спрашивает она, уже догнавшего её черноволосого мальчика.
- Конечно шоколадное! - мальчик улыбается ей и они вместе бегут к тому самому усатому мужчине с добрым взглядом за порцией самого вкусного в их  жизни мороженого…
Воспоминание растворяется словно капля краски, попавшая в воду. Теперь помещение снова пусто. Тут только они. Ни посетителей-призраков, ни усатого добряка-мороженщика, ни детей. Хотя откуда такая уверенность?Что это за место? Если это "тот свет", то вполне возможно что сейчас появятся из ниоткуда  ещё знакомые лица, возможно даже те, которых ему не очень  хотелось видеть. Например, Джеймс Поттер. Его появление в этом случае было бы вполне логичное. Мужчина проводит рукой по волосам и закрывает на минуту глаза. Нет. Он отбрасывает ненужные мысли о старшем Поттере. Этот человек слишком часто в своё время досаждал ему и хотя бы здесь ему не хотелось ни вспоминать этого человека, ни думать о нём. Сейчас для него существует только Лили и надежда, что они тут одни пока еще жива. Шоколадное...ты же знаешь, что я всегда выбирал шоколадное
- Конечно же шоколадное - Северус отвечает спокойно и с небольшой ноткой усталости в голосе, но на его лице всё-равно появляется мимолётная улыбка .
Он был бы рад придать голосу более веселый и радостный тон, но что-то мешает ему это сделать. Какое-то непонятное чувство.
Путь от двери до столика за которым сидела Лили кажется длинною в вечность хотя на самом деле Снейп сделал всего лишь несколько шагов. Круглый столик, красные мягкие диваны. Мужчина садится напротив и внимательно смотрит в ярко-зелёные глаза рыжей женщины. Лили. Лили Эванс. Она всегда для него была и будет Эванс. 
Всё те же яркие и добрые глаза, всё та же милая улыбка на лице. Словно они виделись только вчера, а не много лет назад.

И снова его одолело воспоминание. Дом Поттеров. Очень тихий и тёмный. Северус осторожно входит внутрь. На лестнице, ведущей на второй этаж он обнаружил тело Поттера. В этот момент его сердце кажется пропустило несколько ударов, а в голове крутилась только одна мысль  Лили. Нет, нет. Она не могла погибнуть... Ведь он просил, он умолял Тёмного Лорда не трогать её. Пускай он убил Поттера, пускай он убил её сына, но только не её. Двумя прыжками мужчина оказывается на втором этаже. Тут такая же гробовая тишина. Одна из дверей чуть приоткрыта. Сердце теперь бешено колотится в груди, руки слегка трясутся. Северус теперь почему-то не торопится войти. Ему страшно. Да, ему очень страшно увидеть что скрывает за собой эта дверь. Снейпу пришлось приложить титаническое усилие, чтобы войти в комнату. Кругом разбитые и разбросанные вещи, в кроватке сидит тихо и спокойно маленький мальчик. Но мужчина этого ничего не видит. Его взгляд прикован к телу, лежащему на полу. Тук-тук-тук. Сердце кажется сейчас остановится, а внутри что-то оборвалось. Что-то важное. Что-то, что давало ему смысл жизни. Ноги подкашиваются и Северус оседает рядом с Лили. Он притягивает её к себе и крепко-крепко обнимает, надеясь, что эти объятие помогут вернуть к жизни мертвое тело.Она мертва, она мертва…

ХВАТИТ! НЕТ! мужчина гонит воспоминание прочь. Зачем он это вспомнил? Или это чья-та злая шутка и кто-то издевается над его сознанием? Мерлин, за что?
Снейп неожиданно и непроизвольно хватает Эванс за руку и тут же отдергивает. Нет, это не призрак или иллюзия. Она настоящая, если, конечно, Северус не сошёл с ума.
- Лили? - мужчина вопросительно смотрит на девушку, сидящую напротив - Что ты тут делаешь?

+5

5

Он такой потерянный, такой уставший, словно вот-вот развернется, заставив безмолвный колокольчик вновь оповестить всех. Такой напуганный в этих холодных водах, как тот мальчишка еще на берегу школьного озера. Да, она все еще видит в нем того Северуса, расстояние до которого - почти вечность. Но он садиться за столик и дистанция сокращается до каких-то сантиметров - руку протянуть достаточно. Такой же недоверчивый. Такой же потерянный.
Все тот же Северус, ее Сев, который всегда потянется за шоколадным. Который будет морщить переносицу, но поступит так, как считает правильным, а не так, как говорят.
И выражение глаз Лили так и журит Северуса, немного насмешливо, но тепло и по-доброму, что тот ведь... совсем не меняется. И сердце теплеет в унисон - совершено нет.

На миг опускает глаза - тяжело выдержать взгляд того, кого все же оставила по другую сторону. Сложно, когда память подбрасывает его обвинения на астрономической. Больно - помнить, как губы изгибаются, произнося то, что стало точкой - для кого-то окончательной, для чего-то в ее жизни отправной. Северус Снейп был человеком слишком важным для Лили, но роль его была слишком противоречива. Именно он был той самой точкой невозврата, через которую более не могла пройти. Вот только почему-то спотыкалась о нее каждый раз. Быть может, это своеобразная каторга - мучить себя тем, что никогда не могло бы случиться? Не спать ночами, переворачивая все цепочки, перебирая звенья, чтоб понять, где и почему все пошло не так. И прочно вновь и вновь с горечью осознать, что былого не изменишь.
И пусть так наивно казалось, что тут она смирилась с этим фактом, но стоило на пороге маленького кафе - их с Северусом общего с детства места - стоило только появится ему, как все вновь перевернулось, обнажая все ту же покорную растерянность и горечь. Можно ли что-то исправить?
Пальцы скользят по столешнице под взглядом полным раздумия.

Его прикосновения - резкие, обезумевшие, панические, заставляют встрепенуться, поднимая испуганный взгляд, но тут же ловя неверие и изумление. Он ведь так и не понял - уголки губ смягчает улыбка:
- Наверное, то же, что и ты, - легко пожимает плечами, будто сбрасывая груз тяжелых мыслей, обвивающих тонкими пальцами шею. - Никто не знает, - Лили поднимает взгляд, чтоб наконец встретится с его. Чтоб ответить на вопросы - ведь у Северуса они будут. Всегда были. Лили Эванс не всегда нужны были ответы - привыкла, что нечто в жизни и в мире объяснить невозможно. Северус же всегда искал их, эти ответы. Может, просто поиск был для него важен - девушка всегда хотела понять, что же такого плохого в том, что нечто всегда остается за гранью понимания.
- Мне хочется думать, что это место нечто вроде Лимба. Кто сказал, что чистилище должно пугать людей? Быть может смысл именно в том, чтоб пережить все не пережитое, чтоб оставить все беды и невзгоды тут? - она склоняет голову на бок, внимательно следя за его реакцией. Лили любила делать допущения, строить гипотезы и искать им подтверждения. Но так же понимала, что без проверенного и доказанного факта любой домысел так и останется допущением.

- Может действительно можно что-то исправить? - как в работе над ошибками, как с последними желаниями для казненного. Просто небольшой шанс? Эванс так долго ждала, что потеряла счет времени, отчаялась отыскать для себя ответы и начала просто жить. Так, как не могла позволить себе во время войны, да и просто не могла - их счастье с Джеймсом не длилось долго.
- Больше вопросов, чем ответов, ведь так? Наверное, ты не этого ждал, - немного виновато улыбается, комкая салфетку в пальцах. - Но это все, что мне известно.

- А мороженное здесь до сих пор такое же вкусное, так что... не зевай, растает, - пытаясь скрасить этим не слишком уж радостный разговор, пододвигает прозрачную мороженицу на центр стола. Лили скучала, время проведенное здесь расставило все по местам, сместив акценты с принципов личных, до вещей общечеловеческих. Быть может, именно потому она раз от раза заходила сюда, проделывая незамысловатый ритуал. Нехитрое сочетание мыслей и действий, после которых в один совершенно обычный вторник (а может это была среда, со счета дней недели сбилась давно) на пороге со звоном музыки ветра появляется он.

+3


Вы здесь » The last spell » Альтернатива » Все изменяется, ничто не исчезает