HARRY POTTER: MARAUDERS
NC-17, смешанный мастеринг
февраль-март 1980 года, Великобритания
06/06 Дорогие игроки и гости проекта! Вас ждет не просто #шестогочислапост, а особый праздничный выпуск новостей. Ведь «Последнее заклятье» уже как год принимает на свою палубу игроков! Обновление дизайна, лучший пост Алисы Лонгботтом, сражение с дементорами и многое другое в блоге АМС
29/05 Путешествуйте с нами! Например, путевку в начало XX века вам обеспечит лучший пост руками Джейкоба Мюррея. Главный герой на борту пяти вечеров — Бартоломью Вуд. Кроме того, не забудьте заглянуть на огонек голосования Лучшие из лучших и в блог АМС, чтобы быть в курсе последних новостей.
22/05 Прошедшая неделя подарила нам целый букет новостей. Первым делом, поздравляем Клементину Бэриш с лучшим постом, а Ровену Рейвенсуорд с небывалым успехом в "Пяти вечерах"! Затем объявляем об открытии голосования за нового участника этой игры и приглашаем всех в блог АМС, где собраны все самые значимые события прошедшей недели!
15/05 Новый выпуск новостей подарил нам любопытное комбо. В то время как награду за лучший пост получил Зеверин Крёкер, его секретарь, Ровена Рейвенсуорд, попала в сети "Пяти вечеров". О других новостях подробнее в блоге АМС.

The last spell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The last spell » Завершенные эпизоды » [Past] Sea song


[Past] Sea song

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s4.uploads.ru/Tyj6K.png

Дата: 20 июля 1978 года
Место: Лондон > Гданьск > Лондон

Участники: Rabastan Lestrange, Aneta Staněk

Краткое описание: К похищениям надо относится так же обдуманно и серьезно, как и Рабастан Лестрейндж.

+2

2

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/5997977m_satira.1470049864.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/4778165_wasurenagusa.1469744251.gif
аватар by Satira, подпись пера wasurenagusa
[/SGN]

Как долго длиться их общение, что с осторожностью балансирует между дружбой и симпатией, накладывая свои обязательства, аккуратность в поступках, занимая все мысли и желания и при этом привнося в жизнь слишком много тайны, готовая лопнуть в любую секунду, будто мыльный пузырь.
И было в этом свое счастье, бережно хранимое глубоко в сердце, омраченное лишь отношением окружающих, все более замечавших странности Анет. На это можно было не обращать внимания, отпуская мысли, но в то утро, когда на прикроватном столике появилась первая склянка с зельем, Эни не забудет никогда.
Алеш осторожно коснулся ее волос, убирая непослушные пряди от лица, выглядел чересчур заботливым для того, кто уже с месяц не ночевал дома, перебравшись в собственные апартаменты, чей шлейф от женских духов Анет не могла не почувствовать, прекрасно осознавая, что творится в жизни чертовски дорогого ей человека. Она хорошо помнила, как ощутила мощный треск осознания, будто сдвинулись материковые льды, а потом... потом наступила тишина и равновесие, чувства замерли, выстроив в душе хрустальные замки, сотканные из паутины обид и непонимания. Ненужности. Оставалось лишь отпустить свой разум, отдаваясь безмятежному покою для того, чтобы жить дальше.
Зелье она приняла лишь раз, по вкусу напомнившее ей медовую грушу, спала в ту ночь, предаваясь веренице воспоминаний и ощущая одиночество без попыток вспомнить происходящее, отследить события, потонувшие в тумане времени.
С того момента голова стала болеть сильнее и, испугавшись, к зелью девушка больше не прикоснулась, вновь встречая рассветы, отдаленно схожие с теми, что встречала в родной стране, омраченной болезненными воспоминаниями.
Так было и в это утро, когда туман с осторожностью стелился вдоль улиц, нерешительно касался соседских порогов и в страхе разлетался по сторонам, едва первые автомобили, освещая свой путь тусклыми фарами, неспешно проезжали по улице, боялись нарушить тишину, принесенную ночью.
До их встречи всего несколько часов, но Анет уже не находит себе места, в очередной раз расчесывая волосы пальцами, заплетая косу и прислушиваясь к звукам спящего дома.
Где-то едва слышно скрипит половица, под крышей воркуют голуби, и шелест мягких лап хозяйского низзла, в поисках полоски света утреннего солнца в коридорах второго этажа.
Она забывает позавтракать, минуя крыльцо красивого особняка, прикрывает за собой дверь, прихватив небольшую сумку с самым необходимым, и прислоняется к стене соседского дома, едва свернув за угол, ждет еще около часа, позволяя мыслям и видениям взять вверх, где воспоминания встречаются и озаряются единой вспышкой, и тот час же намеченные ранее фантазии и ожидания раскрываются разуму так ясно, что она безо всяких усилий видит свет.
Лишь знакомые шаги и чье-то прикосновение возвращают ее в реальность, Эни открывает глаза и, увидев Рабастана, одаривает его улыбкой, прижимает к себе сумку, отстраняясь от стены и задает вопрос, благодаря которому эта бессонная ночь и утро играют новыми красками:
- Почему ты хотел увидеться в столь ранний час?

+2

3

[AVA]http://s8.uploads.ru/GMvkV.png[/AVA]
В предрассветный час, пусть даже летом, все равно изредка можно ощутить как в безмолвии еще спящей природы леденеет нос, как невесомое облачко воздуха парит ввысь изо рта, а упругие стебли, спрятав в листьях свои сокровенные плоды, лениво шепчут, покачиваясь на уже проснувшемся ветру. Коричневую синеву небо начинает разбавлять белилами, старательно вымазывая восток, отчего появляется на свет голубеющая основа. Потом в ход идут немного солнца в белую кисть, а может еще и сок персика с ягодой малины. Масляно-фруктовый натюрморт расползается по небу убегающими каплями, как в траве с вечера вызревают тяжелые гроздья росы. Птицы проснулись, а кисть все бежит по холсту, все ловчее закрашивая бесформенную темноту большой плоской кистью. Едва стоит отвлечься на поднятие рук вверх, на разминку затекших во время сна мышц, да на тихий зевок, как робко выглядывает из-за вереска солнце. Оранжевый глаз строго проверяет мир, сам еще моргая спросонья. А потом минуты бегут наперегонки с секундами, что тиканье часов заглушает стрекот последних бодрых цикад. Ночь ложится спать, а в небе царствует утро, разгоняя свою колесницу с колесами цвета алой крови по голубым волнам.
Рабастан лежит в мокрой траве, бездумно встречая взглядом рассвет. В эту ночь ему не спалось, однако младший Лестрейндж чувствует себя вполне бодро. Через пару часов он увидит Анету, а спустя некоторое время день станет поистине хорошим. Свой сегодняшний план Рабастан вынашивал не один день, поэтому подошел к вопросу похищения девушки из Лондона очень ответственно. В кармане блестел холодным светом латунный парусник размером чуть больше указательного пальца. Портключ в сказочную страну предсказывал характер предстоящего путешествия. Рабастан мечтательно прикрыл глаза, заложив руки за голову, ощущая как рассветный ветерок ласково гладит его по лицу.
Прошло уже несколько месяцев с момента появления в его жизни Анеты Станек. Самая случайная из встреч его жизни, произошедшая в таком обыденном месте, как Косой переулок, внезапно расставила все на свои места. Ему казалось, что пустота в груди, жжение которой он ощущал каждое утро, постепенно съеживается, как кусок тлеющего пергамента на углях. Все больше места в его сердце теперь занимала загадочная Анета. И хотя он не торопил и не наседал, Рабастан надеялся, что девушка понимает, что его отношение к ней далеко не дружеское. Он уже привык к тому, что в отношении нее нужно быть терпеливым и мягким, спокойным и понимающим. Все это противоречило его природе, поэтому Лестрейндж проделал много работы, что впрочем, сказывалось на его отношении с другими окружающими людьми. Он стал чаще обычного спускать гнев на домовиках, крыло в поместье пустовало. Пару месяцев назад Рабастан обосновался в Лондоне, но об этом жилище не знал никто, даже Рудольфус или Анет. Он по прежнему находился в постоянном движении, умело поддерживая прежнее впечатление о себе, основываясь на собственной фанатичной наблюдательности.
Когда небо становится по консистенции совсем близко к нежнейшему пудингу, Рабастан поднимается с земли, и, потягиваясь так, что хрустит позвоночник, возвращается в Лестрейндж-Холл. За спиной обиженно шумит море, к которому он не приходил почти месяц. Остается немного времени на то, чтобы принять душ и собраться. Горячая вода после влажной земли бодрит тело и дух, несмотря на время. На его кровати уже стоит мешочек от домовиком, со всем заказанным заранее содержимым. Лестрейндж успевает съесть сэндвич сидя на подоконнике с босыми ногами. На берегу уже совсем утро: синие волны сочно блестят в лучах солнца, а на улице уже начинает греть.
Аппарация в Лондон по знакомому адресу уже как данность. В отличии от окрестностей поместья, город еще спит. Слышны редкие шорохи голубиных крыльев, да невысокие тени, уже чернеющие в свете солнечных лучей. Здесь еще теплее, и Рабастану уже хочется расстегнуть пуговицу на воротнике рубашки.
- Доброе утро. Ты хоть выспалась?
Анету он находит возле стены соседнего дома, и на лице сразу появляется теплая улыбка, когда он обнимает ее за плечи, мягко прикасаясь губами ко лбу девушки. Потом, отстраняясь, окидывает ее беглым взглядом, автоматически подмечая интересующие его детали. Сонные глаза. Расслабленная поза. Значит ждет его уже давно. Немой укор в его взгляде появляется на миг, но исчезает, когда они встречаются глазами.
- Потому что сегодня тебя ждет один сюрприз, - отвечает Рабастан, оглядываясь по сторонам.
- И совсем необязательно было приходить так рано и стоять у холодной стены. - понизив голос, укоряюще смотрит он на девушку. Затем, снова оглянувшись по сторонам, достает из кармана что-то, плотно зажатое в кулаке.
- Чтобы ты не догадалась, что именно я хочу сделать, тебе нужно закрыть глаза и довериться мне. Не бойся. - он разжимает кулак, в котором оказывается широкая лента из плотного шелка. Он показывает ее Анете, смотря на ее реакцию. Потом заходит за спину девушки и быстро завязывает ей глаза, стараясь сделать повязку как можно более надежной, но не давящей.
- А теперь крепко держись за меня и не отпускай. И не бойся. - он крепко приобнимает Анету за талию, другой рукой активируя портключ. Через мгновение парочка растворяется в воздухе, и лишь голубь хлопает крыльями от едва заметного ветерка из воронки портала в сказочную страну.

Отредактировано Rabastan Lestrange (04.08.2016 22:44:52)

+3

4

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/5997977m_satira.1470049864.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/4778165_wasurenagusa.1469744251.gif
аватар by Satira, подпись пера wasurenagusa
[/SGN]

Эни уже давно осознала, что от нравоучений ей никогда не избавиться. Будь то наставник, брат и теперь Рабастан. Возможно, представляя из себя слишком хрупкое создание, она интуитивно вызывала в людях жалость и заботу, где каждый норовил что-либо сказать, посоветовать, уколоть немым взглядом.
Так и сейчас. Она не должна была стоять у стены столь долго, не чувствуя холода, а наслаждаясь ожиданием. Она не должна была коротать бессонную ночь, даже не предприняв попытку уснуть. Она слишком много чего "не должна", тем не менее ломая привычные устои общества, поступая по-своему и забывая, что это может вызвать недоумение в глазах окружающих.
Лишь кивает, заслышав слова Рабастана, отстраняется немного, чтобы увидеть принесенное им, безмолвно соглашается на повязку и снова кивает, когда звучит то самое "не бойся".
С ним ей давно уже ничего не страшно, даже если глаза больше никогда не увидят солнечного света, оставаясь во тьме, подаренной Лестрейнджем.
Когда Рабастан увлекает ее за собой, восхищая легкостью движений, Анета лишь крепче цепляется за него, терпеливо ожидая, когда вновь сможет обрести твердую почву под ногами.
И первое, что слышит - встревоженный крик чаек, а порыв ветра приносит солоноватый запах моря, где не хватает лишь гудка корабля.
Ей не хватает терпения, потому повязка летит на щербатую брусчатку, отпускает Рабастана и замирает, встречаясь взглядом с бесконечной гладью воды, пикированием чаек и плеском волн о пустующий в столь ранний час причал.
- Это же... - не может выразить словами, делая шаг вперед, и сердце болезненно сжимается: ей кажется - нечем дышать, как в последний день приезда в этот город.
Она была потрясена, словно впервые ощутила теснейшую внутреннюю связь с человеком, который ничего не ждал от нее взамен, при этом столь точно угадывая давным-давно похороненные мечты о возвращении в этот город.
- Рабастан, я... - поворачивается к нему, застенчиво убирая надоедливую прядь за ухо, и вновь отворачивается, заслышав автомобильный гудок.
Делает несколько шагов в сторону, на миг забывая, что здесь не одна, молчаливо озирается по сторонам, но возвращается, гонимая мыслями и желаниями.
- Не здесь мое место - пытается пояснить, но не в силах сдержать порыва, добавляет - Помоги.
Знает, что он уже научился понимать ее и без слов, прижимается к нему, аппарируя по одному лишь Анете знакомому адресу.
И здесь пахнет полынью, ноги вязнут в высокой траве, а путь преграждают одичавшие кусты сирени, норовя сухими ветками остановить незваных гостей.
Если бы не Рабастан, Эни наверняка бы упала, ведь аппарация всегда давалась ей слишком сложно, сил с трудом хватает, чтобы унять появившуюся дрожь в руках, миновать высокую траву и выйти к обветшалой калитке, тропинка за которой давно поросла папоротником и крапивой, а ветви старых яблонь,  сплели паутину, преграждая путь любому, кто попытался бы сюда войти.
Но Анет все равно, она давно отпустила руку Лестрейнджа, осторожно приоткрывая трухлявую калитку, где щеколда поначалу не поддается, жалостливо скрипит, царапая пальцы, а затем, пригнувшись, спешит вперед, в лабиринт из веток и листьев, чтобы увидеть то, что когда-то было крыльцом ее дома. Покосившееся старое здание на один этаж от земли, чьи стены давно поросли плющом, окна забиты досками, кое-где пропуская свет.
Останавливается, чтобы опуститься на колени и коснуться ступеней, прикрыть глаза и отдаться во власть воспоминаний, вихрем уносящий от реальности, сюрприза Рабастана и всего того, что еще несколько мгновений назад казалось важным, а холодная стена вызывала болезненные ощущения в затекшей спине.
- Это мой дом - произносит тихо, едва заслышав шаги своего спутника - Здесь я выросла, здесь не стало моих родителей. А там, - не открывая глаз, резко поднимает руку, указывая на покосившуюся от времени изгородь, едва заметную из-за зарослей вьюнка - я убила человека... магла. Я до сих пор ощущаю металлический привкус его крови. И жила, как магл, Рабастан, да еще и убийца. Ты знал это?
Медлит, но все же поднимается, отряхивая дрожащими руками юбку на коленях, поворачивается спиной к дому, а затем добавляет:
- Тут воздух пропитан призраками прошлого, я столько раз видела это место во сне, возвращаясь вновь и вновь, а ты... Зачем ты это сделал? Теперь отвернешься от меня, зная, что я так и не понесла наказание за сделанное? Или... Мне нужно войти внутрь - трет виски кончиками тонких пальцев, забывая о сказанном и озирается по сторонам, чувствуя, что постепенно уплывает в какое-то туманное небытие серьезных историй и фантазий, которое ей вряд ли доводилось испытывать прежде...

+3

5

[AVA]http://s8.uploads.ru/GMvkV.png[/AVA]
Магия так быстротечна и велика. Мгновение назад воздух вокруг был наполнен теоретическим сонмом сопения соте тысяч жителей Лондона, да шумом редких проезжающих маггловских устройств. Теперь же, снова ощутив под ногами твердость земли, в уши врывается войско совершенно других звуков. Шум бьющихся о берег волн, который твой слух может выделить из тысячи похожих звуков, визгливые крики чаек разбойниц, миллиард голосов уже проснувшегося порта. Все те звуки, которые превращаются в музыку, задевающую переливами те струны сердца, что отвечают за прошлое. Запахи окружающего мира борются за право первым ворваться в твой нос, и уже трудно различить, что чувствуешь первее: соль морских глубин, кипящее  масло или же привычный запах любимого человека рядом.
Он не успевает отпустить из крепкой хватки рук Анету, как девушка скидывает повязку сама, высвобождаясь из объятий Рабастана. Тот внимательно наблюдает за ней, не сдерживая улыбки, растягивающую губы. Она потрясена, и он чувствует, как разливается внутри удовольствие, потому что все идет по задуманному сценарию. А Лестрейндж, несмотря на свою противоречивую натуру, иногда очень любит, когда все идет по плану. Он не успевает рта раскрыть, как слышит призыв о помощи. Они снова оказываются в объятиях, но на сей раз точку доступа знает лишь Анета.
- Где мы? - он не узнает этого места, но ему и не суждено было его узнать, ведь Анет провела в сказочном городе гораздо больше времени, чем Рабастан. Он видит лишь дикое разнотравие, достающее чуть ли не по плечи, за которым угадывается, если хорошо присмотреться, силуэт здания. Он не успевает детально рассмотреть обстановку, а Анета уже почти скрывается в изобилии трав, поэтому Рабастан спешит за ней.
- Это мой дом. - она стоит у заросшего остова крыльца на коленях, а у Рабастана в первый раз за этот день возникает крошечная смутная мысль о том, что это могло бы быть зря. - Здесь я выросла, здесь не стало моих родителей. - он молчит, осторожна подходя ближе к девушке, еще внимательней следя за каждым ее движением. еще внимательней слушая каждое ее слово. Ее рука поднимается, указывая на поросшую диким вьюном стену, в которой едва заметишь когда то бывшую здесь изгородь.
- А там я убила человека... магла. Я до сих пор ощущаю металлический привкус его крови. И жила, как магл, Рабастан, да еще и убийца. Ты знал это? - он не понимает, что именно бьет по затылку с издевательской настойчивостью: это откровение Анеты или же спокойствие, с которым она рассказывает ему эти откровения.
- И зачем же ты это сделала, Анета? - внутри предательски тонким голосом начинает прорезываться злость: он же всего лишь хотел посвятить этот день ностальгии, их ностальгии, вместо того, чтобы выслушивать сокровенные факты из жизни мисс Станек. Да еще и какие.
- Тут воздух пропитан призраками прошлого, я столько раз видела это место во сне, возвращаясь вновь и вновь, а ты... - он стискивает зубы, делая пару шагов по направлению к девушке, беря ее за плечо.
- Почему ты это сделала? - он не слушает дальше ее слов, лишь видит, как девушка трет виски, а взгляд ее становится так знакомо остекленевшим, словно разум в глазах уплывает далеко-далеко на сказочном паруснике, а вместо него остается какая-то дурацкая пыльца. Он все никак не может привыкнуть к этому явлению, и поэтому все чаще бессознательно это вызывает у него агрессию. Он не хочет, чтобы она заходила в этот мертвый дом, в котором в ее глазах, возможно, призрачно теплилась жизнь, перемежаясь с воспоминаниями, как гибкие стебли вьюна обвивают здоровы, полные сил ветви с сухими безжизненными побегами. Ему кажется, что если она войдет в дом, то он не сможет вызволить ее оттуда.
Рабастан резко прижимает Анету к себе, с силой сжимая ее обеими руками и аппарирует, воскрешая в памяти случайную картинку. Через мгновение они уже стоят на пустой пристани на окраине городе. Не отпуская девушку, Рабастан оглядывается, словно боясь, что вместе с ними случайно перенеслась какая-то деталь из этого старого дома, слепые глаза которого тревожно глядят в саму душу из-за зарослей плюща. Пару секунд раздумывая, можно ли отпустить Анету, он все таки решает в ее пользу и размыкает железную хватку.
- Расскажи мне это здесь.

+2

6

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/5997977m_satira.1470049864.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/4778165_wasurenagusa.1469744251.gif
аватар by Satira, подпись пера wasurenagusa
[/SGN]

Его хватка оказывается столь сильной, что Анет не находит возможности сопротивляться. Она податливой куклой оказывается в его объятиях, в очередной раз испытывая на себе все неприятные последствия аппарации.
Головокружение смешивается с болью, едва она вновь ощущает твердую поверхность под ногами, а морской воздух уже не приносит радости, ведь ее словно вырывают из прошлого по частям, возвращая в реальность, собирают, как пазл, заставляя вновь трезво смотреть на происходящее, где в голосе звучат предательские нотки злости.
Да, именно злость она услышала на поросшем мхом пороге собственного дома. Злость, что темной тучей скопилась за ее спиной, сдерживаемая лишь самим Рабастаном, что так воспитан, обучен, не имея недостатков в глазах Анет.
Оказываясь без опоры, она сама хватает Лестрейнджа за предплечье, но уже через секунду выпускает его, находя в себе силы твердо стоять на ногах.
- Расскажи мне это здесь.
О чем? Она не понимает, когда в голове возникает тысячи вопросов, переплетаясь с собственными вариантами ответов, все еще с замиранием сердца ощущает отголоски раздражения, вызванные то ли сказанным ранее Анетой, то ли ее поведением.
И впервые вопрос звучит четко, в то время, как сама девушка не отводит взгляда, пытаясь предать голосу твердости.
- Зачем ты возишься со мной? - отступает на шаг назад, когда на кончиках пальцев появляется знакомое покалывание. Делает глубокий вдох, продолжая с усмешкой на губах - Ты ведь знаешь, что я больна. В моей голове кромешный ад, где голоса не дают покоя, и я благодарю судьбу лишь за то, что не вижу, как рушатся стены вокруг меня, превращая мир в набор придуманных картинок. Ведь я схожу с ума, ты видишь это уже не в первый раз, предпочитая смолчать и наблюдать со стороны. - отводит взгляд и умолкает со смутным чувством, что невозможно высказать, как искажается геометрия мира, едва впервые озвучен настойчивый шепот за спиной, твердо вошедший в ее жизнь, едва приступы стали частым явлением.
- А магл... - она вновь встречается взглядом с Рабастаном, не делая попыток прочесть его мысли, хватает своих  - Он смотрел на нас, как на ничтожество, с издевкой в голосе...
Головная боль не дает припомнить все факты, все было слишком давно, в тот момент, когда перед глазами уже возникает ухмыляющееся небритое лицо, которое внезапно заливает кровь, капая со лба. И ухмылку сменяет удивление, непонимание, прежде чем крик мог бы нарушить тишину.
- Я не помню... - обхватывает себя руками, отрицательно качая головой - Магия сделала все сама, мне хватило лишь мысли, а потом...
Встревоженный крик чаек нарушает тишину пристани, в столь ранний час здесь нет никого, хотя все это слишком обманчиво. Стоит на горизонте показаться кораблю, и пространство загудит, словно муравейник, отбивая по старой брусчатке собственный ритм портового города. И если бы не происходящее, то фантазии с легкостью нарисовали в воздухе образ старого капитана, сошедшего с трапа на землю, под мельтешение матросов, раскуривая трубку с обязательно вишневым запахом, легкой дымкой уносящейся к поблекшему в утренней пелене солнцу.
- Я ненавижу себя за это - не замечает, как предаваясь воспоминаниям, позволяет магии взять верх. И вот уже несколько мелких камешков подрагивают под ногами, а воздух вокруг начинает вибририровать, предвещая беду.
Ей хватает лишь взмаха руки, в попытке заговорить снова, выплескивая все то, что проносится перед глазами обрывками воспоминаний, не замечая, как потеря контроля сбивает Лестрейнджа с ног, в тот момент, когда остальные камешки ударяются в неопрятную стену давно не штукатуренного здания позади Рабастана, нарушая целостность глубоко въевшейся сажи.
Анет же, осознавая, что сделала, зажимает рот ладонью и с ужасом в глазах отрицательно качает головой, надеясь, что это было лишь очередным видением. Только взгляд Лестрейнджа говорит об обратном, от чего девушка вновь делает шаг назад.
- Я.. я не должна была. Я не хотела...

+2

7

[AVA]http://s8.uploads.ru/GMvkV.png[/AVA]
- Зачем ты возишься со мной? Ты ведь знаешь, что я больна. В моей голове кромешный ад, где голоса не дают покоя, и я благодарю судьбу лишь за то, что не вижу, как рушатся стены вокруг меня, превращая мир в набор придуманных картинок. Ведь я схожу с ума, ты видишь это уже не в первый раз, предпочитая смолчать и наблюдать со стороны.
Этот день, едва успев начаться на циферблате часов, уже летит ко всем чертям. Это Рабастан понимает отчетливо, чувствуя, как кончики пальцев начинают дрожать, да и все тело напрягается, отчаянно борясь с возрастающим гулом внутри. Ярость набухает мертвенным бутоном, рассылая отравленный нектар по венам, готовясь нанести свой удар, сдерживаемая сейчас лишь твердыми оковами разума. Но предательская темнота уже видна в глубине зрачков, да в тяжелеющем дыхании.
- Да потому что я люблю тебя, дракклы тебя дери. - вырывается изнутри, но звучит как плевок, который рад оказаться на выщербленной брусчатке, помнящей топот бесчисленного множества ног. - В то время как ты занимаешься мордредовым самоанализом, да поисками перевода того, что нашептывает тебе твои голоса. Он никогда не поверит в ее болезнь, даже если в один прекрасный момент воображаемые голоса Анет не прикажут ей убить его. Природное упрямство не поможет ему заметить, как поначалу раздражающие его провалы в памяти и остекленевший взгляд станут обыденностью, к которой он привыкнет, а потом это станет частью его жизни. Именно это упрямство скорее всего и сгубит сей непонятный природе союз наравне с недугом Анеты.
Он стоит и слушает сбивчивый рассказ девушки, о том, что произошло с тем магглом, не в силах поймать верную нить в спутанных фразах. Он словно неосознанно издевается над ним, делясь лишь отрывками ощущений, а не четкими фактами, которые так нужны Лестрейнджу. Лишь фраза про то, что магия сделала все сама, цепляется за сознание, хмуря брови, делая взгляд более цепким, и вот он уже будто бы гончая, унюхав беглого кролика, весь наготове.
- Я ненавижу себя за это. - он видит лишь взмах рукой, не замечая легкого гудения в воздухе от скопления магии, а потом ощущает лишь ударную силу невидимого потока, сбивающую с ног, да осыпающую мелкими камешками, обломками мостовой, на которой они стоят. Он падает, несильно ударившись локтями о брусчатку, не успевая осознать причину падения. Вокруг никого, лишь они с Анетой этим утром стоят на пристани. Нет даже судов, и не виднеется вдали ни одного белого паруса, истрепленного ветрами северных морей, лишь белые точки чаек, да визгливые крики вдалеке. Он медленно понимается на ноги, не спуская настороженного взгляда с девушки. Нет никаких сомнений, кто из них двоих устроил это небольшое невидимое цунами. Но как? Эта простая теория подтверждается зажатым рукой ртом Анеты и ужасом в ее взгляде.
- Как ты это сделала? - его голос ровный, спокойный, но это глухая ширма, за которой бушует Адское пламя. Нет, он не зол, за эту атаку, не зол, что по щеке стекает тонкой струйкой кровь из царапины от острого обломка камушков, нет. Он зол, потому что ничего не понимает.
- Как ты это сделала? - он приближается к девушке, все еще спокойно задавая свой простой вопрос. Но от ее молчания на глухой ширме медленно расползаются трещины..
- Как ты это сделала, дракклы дери?! - он хватает ее за плечи, всматриваясь в глаза, словно через ни можно взглядом добраться до мозга Анеты и наконец посмотреть, что за ерунда там творится. Ее молчание накаливает ситуацию.
- Это так ты того маггла убила, да? - он уже трясет ее, больно сжимая руками за плечи, а в небе начинают сгущаться облака.

+2

8

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/5997977m_satira.1470049864.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/4778165_wasurenagusa.1469744251.gif
аватар by Satira, подпись пера wasurenagusa
[/SGN]

Как нам друг без друга прожить и дня?
Капкан - ты самый опасный для меня...

Чуть иная ситуация, чуть больше тепла в голосе, когда слова не похожи на звенящие на морозе льдинки, и, возможно, все пошло бы не так.
Ведь иногда нужен лишь толчок, чтобы войти в колею, вновь приобретая силы на дальнейшее существование, где реальность не кажется зыбкой пеленой, гонимой порывом ветра.
Она едва слышит сказанное Рабастаном, в тот момент, когда происходит очередная потеря контроля. И пусть по щеке стекает тонкая струйка крови, Анета судорожно выдыхает, осознавая, что все могло кончится гораздо хуже, что некому было бы подниматься с испещренной трещинами брусчатки, где стыки между камнями стали бы кровавыми реками, смешиваясь с морской водой одинокой пристани.
Спокойствие Лестрейнджа пугает, отрезвляя и заставляя сделать несколько шагов назад. Бессмысленный жест, в попытке сохранить спасительное расстояние между ними, а хватка становится слишком болезненной, когда юноша сжимает ее плечи, требуя ответа.
Но Анета терпит, чувствуя ту злость, что плещется в потемневших глазах Рабастана, вздыхает, прося:
- Пожалуйста, не надо, я расскажу.
И лишь когда хватка слабеет, добавляет:
- Таких, как я, называют триккеры. Мне не нужна волшебная палочка, чтобы колдовать. Стихийная магия, что подвластна ребенку, перерастает в особенность, не исчезая. Она во всем теле, на кончиках пальцев, где достаточно лишь подумать о том, какое заклинание хочешь произнести. Так у тех, кто нормален, не у меня. Моя магия убивает меня, наносит вред окружающим, оставляя лишь одно желание - забыть эту особенность, как страшный сон.
Поначалу медлит, но набирается смелости, встречаясь с Лестрейнджем взглядом, в темном омуте которых невозможно не утонуть, поднимает руку, собираясь с мыслями, и невербально произносит очищающее заклинание, убирая кровь с его лица, при этом едва касаясь щеки своими тонкими пальцами.
- Теперь ты знаешь - чуть отступая назад, отворачивается, наблюдая, как на горизонте собираются грозовые облака, затягивая небо синим покрывалом, соприкасаются с морской гладью, где уже виднеется белая точка, что впоследствии станет гигантской механической машиной, придуманной маглами, нарушающей тишину всей пристани.
- Я никогда не училась ни в одной из магический школ: Хогвартс, Дурмстранг или как их там. Все, что я знаю - это благодаря брату и наставнику. Таких, как я, не шибко любят в магическом мире. Нас мало, поэтому мы предпочитаем жить обособленно ото всех, не вмешиваясь в жизнь волшебного мира или пытаясь быть, как все. Еще и это было доводом к тому, что нам не стоило возобновлять общение. Благородная семья с многовековой историей, чьи имена вызывают восхищение, а ты говоришь то, что говорить не должен. Что скажет твоя семья?
Она вновь поворачивается к Рабастану, вспоминая о самом главном:
- Только не выдавай меня. Мы же, как крысы для опытов магического мира, ведь в глазах общества такого быть не должно.
Голос звучит тихо, но с нотками мольбы, осознавая, что узнай об их разговоре Алеш, не поймет, отправит Анет прочь с Альбиона, в жалкой попытке защитить. Только от кого? А ведь во всем виновата магия. Только она могла разрушить любые секреты, отношения, и выстроить замки с глубокими рвами вокруг, где не будет места остальным, где жизнь и судьба станет висеть на волоске, завися от того, кто получил доступ к сундукам с секретами.
И теперь она просит, вверяя свою судьбу Рабастану, с трудом представляя, что может случиться, расскажи он о произошедшем кому-либо из семьи. Семьи, что тенью нависает над самой Анет, заставляя оборачиваться, пересекая глубоким вечером улицу, ожидая, что когда-нибудь ей придется держать ответ, который никому не будет важен, когда на другой чаше весов лежит благополучие рода.

+2

9

[AVA]http://s8.uploads.ru/GMvkV.png[/AVA]
Эта вселенская черная дверь открывается
Чтоб мы осознали, какими мы стали теперь

Просьба отпустить доходит до ушей Лестрейнджа, и тот, словно вынырнув из черной бездны злобы, пару секунд бездумно хлопает глазами, как ведет себя рыба, внезапно оказавшись на берегу. Он перестает с силой сжимать девушку, хватка ослабевает, но пальцы, словно сведенные судорогой в уродливую хвату, остаются на плечах Анеты.
- Таких, как я, называют триккеры. Мне не нужна волшебная палочка, чтобы колдовать. Стихийная магия, что подвластна ребенку, перерастает в особенность, не исчезая. Она во всем теле, на кончиках пальцев, где достаточно лишь подумать о том, какое заклинание хочешь произнести. Так у тех, кто нормален, не у меня. Моя магия убивает меня, наносит вред окружающим, оставляя лишь одно желание - забыть эту особенность, как страшный сон. - он слушает, не желая слышать, теряя ориентацию в пространстве с каждым словом, произносимым этим тихим голосом, твердость которых методично крошечным молоточком стучит по сфере привычного, отчего вокруг в воображении Рабастана начинают появляться сплетения тонких трещин. Их скорлупа оказывается чересчур хрупкой, и это не может не пугать. Он закрывает глаза на миг, когда к щеке прикасается холодная ладонь, замечая теперь слабый поток силы, заключенной с мукой в эти тонкие пальцы.
Открывая глаза, он молчит, послушно отпуская Анету, когда чувствует ее позыв вырваться из этих напряженных объятий. Он смотрит, как ее тонкий силуэт выделяется на фоне такого знакомого моря, замечая, что поднялся ветер. Где-то далеко впереди уже звучат голоса матросов, да гул корабля, огромный нос которого уже готов разрезать водную гладь побережья. Но это случится еще не скоро, а пока лишь белая точка на синей карте может быть спутана с откормленной чайкой, а на пристани детства все стоит тишина, нарушаемая ужасными признаниями Анеты. Этот день был так хорош лишь в мыслях, в очередной раз показывая Рабастану истину, в которой мечты всегда уносятся солеными ветрами.
- Почему твоя магия убивает тебя? - он облизывает пересохшие губы, задавая вопрос, который терзает его. Почему из всех людей именно Анета  будто бы и не предназначена для магического дара, который тонкой струйкой перетекает от родителя ребенку, а иногда и вовсе является удивительным смешением генетических ингредиентов. Дар, который разделяет волшебников и простецов, дарит счастье и свободу, власть и восхищение. Почему именно она сидит в его голове половину жизни, моргая бездонными глазами, не желая покидать его?
- Я никогда не училась ни в одной из магический школ: Хогвартс, Дурмстранг или как их там. Все, что я знаю - это благодаря брату и наставнику. Таких, как я, не шибко любят в магическом мире. Нас мало, поэтому мы предпочитаем жить обособленно ото всех, не вмешиваясь в жизнь волшебного мира или пытаясь быть, как все. Еще и это было доводом к тому, что нам не стоило возобновлять общение. Благородная семья с многовековой историей, чьи имена вызывают восхищение, а ты говоришь то, что говорить не должен. Что скажет твоя семья? - Рабастан качает головой, переводя взгляд на белую точку. Может быть очень скоро ее тихого голоса уже можно будет не услышать в шуме пароходных гудков, а их присутствия здесь не запомнит даже ветер.
- Я говорю то, что я думаю и чувствую. А моя семья здесь не при чем. - он переводит взгляд на Анету. - А какими были другие доводы? - информация о непохожести Анеты на других магов запечатана в коробку в мозгу Рабастана, но рыться в ней он будет потом. Сейчас это сравнимо с прыжком в водоворот, из которого невозможно выплыть, не оставив взамен жизнь, как плату. Он может осознать это потом, не здесь, дабы в конец не испортить этот и так дерьмовый день. Хотя все клонит к тому, что все и так очень плохо.
Он подходит к девушке, чуть касаясь ладонью ее спины. Мольбы в голосе обижает его одной единственной причиной: она сомневается. Эта легкая обида оказывается комком в горле, который тяжело сглотнуть.
- Я не расскажу никому. Могу поклясться, чтобы ты не думала, что я сейчас же побегу в Ежедневный Пророк. - он обнимает ее сзади, кладя голову на плечо, наблюдая за белой точкой в синих волнах. Тепло тела девушки не перебивает холода горечи ощущений Рабастана, которому кажется, что он начинает тонуть.
- Почему так происходит? - ему не так важен ответ, как важно задать этот вопрос. Ветер треплет одежду, волосы, распугивает барашки пены на волнах. Темные тучи движутся с белой точкой, неся с собой радость встречи и запах озона.

+1

10

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/5997977m_satira.1470049864.gif[/AVA]
[SGN]http://ipic.su/img/img7/fs/4778165_wasurenagusa.1469744251.gif
аватар by Satira, подпись пера wasurenagusa
[/SGN]

Анет предпочла бы, чтобы Рабастан ее не слушал, или же слышал, но не понял ни одного слова, но, увы, тот понимал, судя по тому, как менялось его лицо, как слегка подрагивали его пальцы, как рой жужжащих мыслей проносился в его голове, оставляя неприятный осадок в душе самой Эни.
Это мог быть прекрасный день от начала и до конца. Ведь здесь было ее прошлое, прибрежный район, как уютный уголок, засаженный чудными деревьями, необходимый ей, как воздух, словно она боялась городских стен больше, чем любой другой напасти из страшных снов. На самом деле, очевидно, никто из людей не сумел затронуть ее душу так, как природа родных мест, и потому снег и бури жили внутри ее сердца, равно открытого для счастья и злокозненных чар. До определенного момента. Того самого, где Рабастан появился в ее жизни - встреча в Косом переулке, сравнимая с ударом молнии.
И вот теперь, когда они стояли неподалеку от пристани, когда Анет пыталась объясниться, ее сердце обливалось кровью. Причудливые росчерки сознания сплетались со словами, а вокруг земля сдувалась под нагромождением камней, которые вставали к небу ровными прямоугольными блоками и уже не дышали под навсегда изувечившим их гнетом. И потому в столь ранний час, когда на улицу вот-вот выплеснется веселый люд, опьяненный теплыми ветрами, Анета видит лишь груду мертвых камней и кладбище, где добровольно хоронила саму себя, каждым произнесенным словом.
- Почему твоя магия убивает тебя? Почему так происходит?
Он пытается, но не понимает сказанного, поэтому Эни прикрывает глаза, делая глубокий вдох.
- Допустим, как руки и ноги даны, чтобы ими пользоваться, талант дан человеку, чтобы его можно было развить, впоследствии одаривая окружающих его плодами. Но если отвернуться от него, не принимая дар, он сведет с ума, желая вырваться наружу. Так нотные станы, терзающие пианиста, могли бы сложиться в чудесную мелодию, если он возьмется за инструмент, но если этого не произойдет, они начнут ветрами крошить сознание, звуча отголосками во снах. Так же и с магией. Она внутри меня, с трудом контролируемый поток, который вырвавшись на свободу причинит вред, так пусть пока только мне, когда-нибудь исчезнув в темноте небытия вместе со мной и больше не причинив вреда окружающим.
Рабастан обнимает ее столь осторожно, что Эни невольно вздрагивает, ведет плечом, но не отстраняется, искренне надеясь, что тот понял сказанное ей. Слишком сложно объяснить то, что словно паутина оплело ее сознание, становясь единственной истиной, в которую верит девушка.
Слова Лестрейнджа правда, Анет чувствует это. Тот не побежит в Ежедневный пророк или, возможно, к брату, рассказывая об услышанном, даже не поделится с друзьями, в одной из гостиных распивая пятичасовой чай, но воображение уже рисовало ночные раздумья, разочарование, когда выбор пал на того человека, который, по мнению самой Анет, не достоин его внимания. Ни по одному из параметров. И не лучше бы отпустить прошлое бумажным самолетиком, который, подхваченный ветром, понесется к линии горизонта, пока темные воды волной не поглотят его.
И лишь его объятия говорят об обратном, в тот самый момент, когда Анет замечает в небе птиц, встревоженных звуками оживающего города, и понимает, что видит глазами Рабастана утраченное. И тогда отвращение к себе, которое годами копилось в душе девушки, смешивается с каким-то иным душевным порывом, похожим на любовь. Действительно, в те несколько мгновений, пока длятся объятия, Анет ясно видит изменчивый центр, из которого шла та же самая солнечная волна силы, свидетельствовавшая о том, что оба они принадлежат к одному миру, лишь впоследствии осознавая свои слова, рвущиеся наружу:
- Пожалуйста, не оставляй меня.

+1

11

Как морской ветер треплет волосы на макушке, так тихий голос Анеты прикасается к его сознанию осторожно, покачиваясь на спокойных волнах, как нежный поцелуй, объединяющий влюбленных в одно неделимое целое, чем-то похожее на миниатюрную Вселенную. В голове рисуются небрежными штрихами иллюстрации к каждому ее слову: мелькают пальцы пианиста и километровые свитки нот, ужасающих своими изгибами на ослепительно белом пергаменте, то светлый шар с темной оболочкой внутри Анеты, который она хранит с болью, не думая даже о мизерном шансе соскрести с него сажу. А если все они с рождения покрыты сажей настолько, что даже не помышляют об очищении? А эта сажа прирастает к лицу и телу, сливаясь с кожей мерзкой маской, которую невозможно потрогать руками, ты можешь лишь раз подумать о ней, ужаснувшись всплеску мысли в размеренном течении жизни. А с каждым днем сажа все глубже проникает внутрь, смешиваясь с кровью, распадаясь на части в организме, проходя путь от чужеродного захватчика до полезного микроорганизма. И в один прекрасный день, спустя многие годы, вспоминая себя самого намного раньше, думаешь, что все изменилось с течением времени, как естественный процесс.
- Пожалуйста, не оставляй меня. - он резко выныривает из зыбких рассуждений, не веря своим ушам. Но это не мираж, не шум волн, сплетающийся в комбинацию слов, которые так хотелось услышать ему. А сейчас это было словно насмешка судьбы, запоздалый подарок за минуту до петли. Желание исполняется быть может когда возвращаешься на место преступления.
Он находит руку Анеты и крепко сжимает ладонь прежде, чем развернуть девушку к себе и поднять ее голову вверх. Он молча всматривается в глаза этого неизвестного ему существа, которое способно превратить каждое мгновение в полет с высокого холма, только вот становится все равно, переломаешь ли хребет или
целители из Мунго сумеют собрать тебя из частей. Он смотрит в глаза, за которыми клубится неизвестный ему механизм, загадочный мир, в котором, наверно, деревья спускают свои ветви с неба, а листья облетают с облаков сухим пряным дождем, где, наверно, реки текут ввысь под камнями, а раскаленная лава давно стала ингредиентом изысканного коллекционного вина. И только море в том мире то же самое: бесчинствующее мокрое пламя, в котором протягивают на поверхность руки водоросли и старые утопленники, стремясь ощутить хоть немного солнечного тепла.
И когда от осознания широт этого чужого мира, в котором ему нет места, он облизывает пересохшие губы.
- Не оставлю. - тихий голос перехватывает ветер, смешивая с криками чаек и шумом воды. Он хотел услышать это столько времени, но почему именно сейчас?
- Все будет хорошо. - не важно, сколько веры сейчас в этих словах, сколько бессонных ночей будет впереди, сколько непонимания будет их ждать.

+1


Вы здесь » The last spell » Завершенные эпизоды » [Past] Sea song


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC